Слушай – оборачивается к брюнету, старательно наблюдающим за дорогой, - а я решил вернуться в убойный отдел...детективом. [продолжить читать]
Вверх Вниз

Funditus: Price of the soul

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Funditus: Price of the soul » Суровая реальность » держи меня за руку


держи меня за руку

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Код:
<!--HTML--><center>

<div style="width: 549px;
    background: url(http://funkyimg.com/i/2xutE.jpg) no-repeat top, url(http://funkyimg.com/i/2xutF.jpg) bottom no-repeat, url(http://funkyimg.com/i/2xutD.jpg) repeat-y;
    overflow: hidden;">
<br>
<div style="    padding: 10px;
    text-align: justify;
    font-family: bodon;
    font-size: 12px;
    line-height: 100%; "><center>

<div class="gostev">
<div style="width: 495px; margin-top: 0px;">
<br><br>
<div class="gostev2" style="font-size: 25px; margin-bottom: 15px; margin-top: 10px; color: #8d7225;
    text-align: center;
    font-family: 'Augusta'; font-size: 40px; line-height: 45%; letter-spacing: -1px;  text-shadow: 1px 1px 0px #1d1615">держи меня за руку</div><br><br>

<center><img src="http://68.media.tumblr.com/23a270402c7cb8234ca1065c0e60ea1a/tumblr_inline_nn0d70btJb1szaa83_250.gif"> <img src="https://i.imgur.com/aGOPRdX.gif"></center> <br><br>
<div style="width: 496px; text-align: center; font-size: 14px; line-height: 100%;">
<center><i>marcus rey & marian lafonte</i><br>
<i>осень 2018 года</i><br><br>
<div style="color: #542d0c; font-size: 20px"><center>❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖</center></div><br>
<i>Никогда не знаешь, что может подкинуть тебе судьба. Утром ты сидишь в своем мягком кресле и наслаждаешь приятными лучами солнца, а вечером лежишь в грязной подворотне, истекая кровью. Судьба всегда застает тебя врасплох. Но если ты не один, то принимать эту самую судьбу намного проще.
 "держи меня за руку, я вытащу тебя отсюда".</i></center><br><br>
<tr>

Отредактировано Marian Lafonte (2017-09-06 22:27:07)

+2

2

Внешний вид*- Карта 1917 года…а у нас – устало и как-то безжизненно бурчал под нос себе Маркус, пальцами массируя переносицу, слегка приподняв очки в толстой, грубой оправе, - а у нас сейчас 2018 год..ха-ха-ха, смешно, – и вовсе снимая очки, пряча их во внутренний карман пиджака, древний присаживается на лавочку, устало вытянув ноги вперед и ладонями за своей спиной облокотившись об деревянную сидушку, но не выпуская из пальцев правой руки бессмысленную карту. Столько исходить дорог, но так и не дойти до нужного пункта назначения вполне реально. Особенно если у тебя друг шутник, во всю развлекающийся над бедным, ещё не освоившимся древним, что буквально недели две назад вышел из сна. И единственный агрегат, которым в современном мире Маркус научился пользоваться – это карта. Самая обыкновенная карта, вот только, увы, никак не относящаяся к настоящему, а больше к прошлому столетию. И мешал оценить шутку по достоинству самый незначительный факт: Рей средний окончательно заблудился в городе, который раньше знал лучше своих пяти пальцев. А дорогу мешало узнать то, что мужчина попросту не знал точного адреса, а в телефоне мешало узнать то, что оборотню хотелось этот своенравный аппарат раз так надцать разбить об асфальт либо же кирпичную стену какого-нибудь здания.
- Что-то случилось? – где-то рядом с собой Маркус слышит женский голос, кажется, обращающийся к нему. Медленно приоткрыв левый глаз, щурясь и лениво склонив голову к  левому боку, брюнет с ожидающим молчанием наблюдает за миловидной блондинкой, поспешно присевшей побоку от него. Отрицательно помахав головой, также сохраняя выжидательное молчание, Рей отворачивается от незнакомки, решив, что это очередной розыгрыш друга, поскольку лицо блондинки было до боли знакомым. Вот только в следующую секунду девушка довольно жалостливо просила защиты. И Маркус узнал её. С трудом, но узнал. Девушка оказалась оборотнем, как и он. Вот только происходила она из личной стаи Криса.
И снова взыграло знакомое ощущение азарта и опасности. Ох, как любил Рей средний охотников. Как и они его. Их дружба длится так давно, что уже и не вспомнить с чего всё именно началось.
В итоге Маркус согласился проводить блондинку до её укрытия, по привычки выступая для волков надежным защитником. Ведь надо уметь не только править, но и слышать своих волков, помогать им. Вот только за вяло клеящимся разговором, мужчина и не обратил внимание, как его привели в совершенно иное место. А от простого «простите», кожа покрылась гусиной мурашкой западни, холодком спустившийся вдоль спины. Опасливо замерев на месте, лишь медленно ведя носом на различные запахи переулка, брюнет с гулким эхом от стен слышал поспешный стук каблучков, убегающих неизвестно от чего. А затем монотонный отзвук стекающей с труб крыш воды. Давяще тихо. Неестественно пустынно. Как резкий, тугой звон тетивы, и свист стрелы, рассекающей воздух.
Древний оборотень инстинктивно перехватывает стрелу, но рыча волком, тут же её выпускает, пальцами затирая ожог ладони от серебра. Столько столетий прошло, а Маркус всё не может привыкнуть к этому веществу, реагируя на него с каждым разом хуже и хуже. От жидкого серебра, растекающегося по ноге ввысь, Рей непроизвольно активирует свою частичную трансформацию, пытаясь уловить откуда же ведется на него охота. Привычная за долгие годы войн физическая боль, принимающаяся сознанием оборотня как неприятный дискомфорт, постепенно затмевает разум, выводя на первый план инстинкты волка. Вот только незадача в том, что Маркус никогда не пытался контролировать свою вторую сущность.
Брюнет помнит, как он смог впоймать горе охотника и ликвидировать опасность. Однако в крови древнего оказалось слишком много жидкого серебра с ртутью, что постепенно начинало отключать сознание Маркуса. Адская смесь замедляла заживление случайных ран, а аконит, распыленный в воздухе до, добивал и так ослабленного волка.
Выпуская из своих окровавленных когтей труп охотника, слегка качнувшись, придерживаясь рукой за кирпичную стену, накрывая свободной ладонью глаза, Рей и вовсе осел, облокачиваясь спиной о стену. Последнее что помнит мужчина, так это расплывчатое женское лицо и мысль, что домой он сегодня не попадет.
Тяжко, звеня и преодолевая медленную лень, Маркус с трудом открывает глаза. Первое что видит – темнота. Кромешная темнота и ни звука рядом, даже нет затаенного шелеста дыхания. Коснувшись пальцами лба, судорожно отдергивает руку с протяжнымрычанием, поскольку казалось, что болели и кожа на переносице, и череп, и сам мозг. – Да, Крис,– откашлялся, судорожно втягивая воздух в легкие, - ты бы никогда не попал в такую передрягу,– неизвестно к кому обратился оборотень, может быть даже к самому себе, дабы ощутить себя в пространстве, - Пожалуешься на меня потом Дамиану, – сухо огрызнулся древний, морально готовясь к потоку морали, что сейчас должна была излиться на его туманную голову.
Отрывисто вздыхая от нудящей боли в мышцах, мужчина приподнялся на локтях, отрешенно оглядываясь вокруг в темноте, лишь изредка поблескивая глазами в отсвете световых зайчиков, - Сколько я был в отключке? – ладонями зажимая голову, изредка потирая глаза, интересуется Рей, скидывая ноги на пол с кровати, - Крис. Ну отзовись давай. Мне и так Дамиан прочитал лекцию, чтобы её еще от тебя выслушивать. Так что не подготавливайся,- сбрасывая тяжелые руки между ног, ссутулившись и опустив плечи, Марки вновь боком завалился на кровать, судорожно выдохнув от рвущей боли в плече. И тут до волчьего обоняния доходит нежный, притаившийся женский запах. Незнакомый запах. Как и во всей комнате. Древний принюхивается, с умом пропуская воздух через нос, изредка им подергивая в нервной манере. – Кто ты? – медленно усаживаясь в кровати, Маркус автоматически тянется пальцами к плечу и правому боку, проверяя как затянулись раны и оценивая масштабы того, какую сказку придется выдумывать, - И что ты видела?

Отредактировано Marcus Rey (2017-09-08 01:15:29)

+2

3

Очередное сложное дежурство. Сколько таких уже было: десятки, сотни или тысячи, она давно сбилась со счета. Каждый день как день сурка: крепкий кофе, холодный душ, шприцы, иглы и куча незаполненных бумажек. Все по кругу из года в год. Мэри хлопает шкафчиком и улыбается своей сменщице Джульетт. На часах далеко за полночь, сегодня они припозднились. В отделении тихо пищат машины искусственной вентиляции, а на посту, уткнувшись лицом в истории болезни, мирно посапывает дежурный врач. Привычная картина. Вставляя наушники в уши, девушка на цыпочках пробирается через все это сонное царство. Лишь бы не разбудить, денек сегодня и так был насыщенный.
Автобусы уже давно не ходят, да и дом находится всего-лишь в паре километров, поэтому, переключив музыку на что-то бодрое, Мэриэн спешно зашагала. На улицах не было ни единой души, только фонари, звездное небо и ночная прохлада. Ей нравились такие прогулки. И пускай периодически тени и внезапные резкие шумы пугали, но это того стоило. Прибавляло сил и дарило какое-то умиротворение что ли. Вдохнув полной грудью, Лафуэнте закачала головой в такт музыке, оставалось лишь добраться до своего жилища и рухнуть мертвым сном, желательно часов так на двадцать. Благо впереди ждали два выходных, поэтому выстроенный в голове план мог вполне осуществиться.

Прошло около получаса прежде, чем девушка добралась до заветных знакомых домишек. В одном проживал мистер Галлахер, в доме напротив милейшая старушка миссис Оливер. И, хоть Мэри жила в этом квартале не так уж и давно, все казалось таким родным и понятным, что первая мысль при переезде была о том, что она никогда и ни за что отсюда не уедет. Она запускает руку в задний карман своих джинс, пытаясь нащупать ключи, как вдруг чей-то пронзительный вопль из подворотни неподалеку, заставляет ее вздрогнуть. Странно. Этот район никогда не считался криминальным, даже потасовки пьяных представителей мужской половины здесь скорее исключение из правил. Неожиданно. Может, показалось? Невесть откуда взявшаяся храбрость переборола всепоглощающее чувство страха, и, вооружившись ключами, девушка медленно направилась в ту сторону, откуда исходил звук. И зачем бы ей это было нужно? Вместо того, чтобы уже встретиться с обожаемым диваном, она шла непонятно куда и непонятно зачем. Всему виной любопытство, затмившее инстинкт самосохранения. Подсвечивая дорогу телефоном, Лафуэнте внимательно вглядывалась, стараясь заметить что-то необычное. Напрасно, все было прежним: те же газоны вокруг, те же мусорные баки, те же кирпичные заграждения, тот же окровавленный мужчина, сползающий по холодной стене. Стоп, что? Да, сознание, не совсем хорошо соображающее после рабочего дня, не сразу включило режим паники. И что мне делать? Быстро подбежав к незнакомцу, девушка тут же засветила экраном телефона прямо ему в лицо, - эй, эй, с Вами все в порядке? – лучший вопрос, который можно было задать человеку, который, по всей видимости, уже отключался, - нет – нет, мистер, не закрывайте глаза, слушайте меня, - инстинктивно она поднесла свои два пальца прямиком к сонной артерии, пульс скакал, как сумасшедший, что ж уже не такой плохой знак. Руки дрожали, а мозг отказывался соображать, но делать что-то было необходимо. Звонить в службу спасения? В полицию? Пожарным? Все смешалось. Чертыхаясь про себя, Мэри еще раз взглянула на мужчину. Он был ранен, глубоко, колото, кровь сочилась отовсюду. Буду медлить, он истечет.

Последующие пятнадцать минут девушка помнила слишком смутно. Как тащила несчастные тридцать метров незнакомца прямо по асфальту, как зажимала раны салфетками, как вытаскивала из шкафа спирт, чтобы хоть как-то предотвратить инфекцию - все расплылось. И теперь она стояла с руками по локоть в крови перед мужчиной, следя за его дыханием. Девять, десять, слишком редко, но хотя бы дышит. Кисти тряслись, а сердце хотело вот-вот выпрыгнуть. По-моему, я попала в какой-то кошмар. А ведь это и правда было больше похоже на начало ужасного фильма, чем на реальность. Притащить ночью фактически бездыханное тело, совершенно не имея представления, кто это и что из этого выйдет. Сумасшедшая. Но оставить человека без помощи – не в ее правилах, даже если в будущем она об этом сильно пожалеет.

Выходные летели с невероятной скоростью. Вместо долгожданного отдыха, Мэри ожидали смены бинтов, проверки ран и пару капельниц с физ.раствором. Брюнет, который все это время так и не приходил в сознание, периодически бредил, а при уколах иглы и вовсе издавал глухой звук похожий на рык. Сумасшедший, точно такой же, как и я. Все попытки найти хоть какую-то информацию про своего больного, заканчивались полным фиаско. Ничего не оставалось, кроме одного – ждать.

Мэри была на кухне в тот момент, когда из комнаты, где находился мужчина, послышалась осмысленная речь. Пришел в себя, наконец. Подкравшись к двери и выглядывая из-за нее одной макушкой, девушка заглянула во внутрь. Ослабленный брюнет пытался подняться, но все еще был слишком сильно подбит. – Я..я Мэри. Мэри Лафауэнте, - властный голос заставил ее ответить незамедлительно, - я медсестра. Как..как Вы себя чувствуете? – не смело она прошла в комнату и приземлилась на кресло, стоявшее напротив кровати, - видела? Вы упали, были без сознания, я не знала, что делать....простите,- потупив взгляд, как провинившаяся школьница, она сняла с пальца правой кольцо и затеребила его в руках. Так и помогай людям, вместо того, чтобы сказать простое "спасибо" они сразу устраивают допрос, - может Вы чего-нибудь хотите? Или Ваши родственники, они наверняка захотят узнать, где Вы пропадаете уже второй день.

Отредактировано Marian Lafonte (2017-09-09 00:37:42)

+2

4

Ты мой ночной мотылёк, летаешь, летаешь, летаешь.
Что ждал тебя мой огонёк - не знаешь, не знаешь, не знаешь.
Несмотря на темноту комнаты, где даже зашторенные окна добавляли своей черноты, не пропуская уличный свет фонарей в помещение, но Маркус медленным движением головы проследил за коротким, несмелым шагом девушки, уловил её нежный аромат. Незнакомка говорила быстро, дрожащее под нос, сбиваясь в ритме дыхания, порой непроизвольно задерживая его на вздохе. Первое жгучие желание мужчины было поспешно протянуть руку и коснуться этого мягкого черного женского силуэта, дабы удостовериться, что это не галлюцинации. Второе же жгучие желание было спросить является ли девушка настоящей, а не воплощением какого-нибудь мифа про фей и русалок, про что так любил слушать в детстве Маркус.  В этой темной комнате, наполненной лишь шелестом женского дыхания и тихим голосом, казалось всё весьма нереальным. Возможно, это ещё действовало серебро в крови оборотня. А возможно он ещё не совсем вышел из состояния бреда.
Резко зажегшейся холодной суровостью и властью, Рей потухает, наткнувшись на мягкий, потерянный ответ. Взирая на Мэри неподвижным, хмурым взглядом, пока она поспешно обрисовывала ситуацию, Маркус неожиданно слабо улыбается, смущенно опуская голову и ладонью накрывая правое перевязанное плечо. Резкий ритм сердца Мэри выдал её страх перед брюнетом. И этот страх прошёлся неприятным упреком.
Мельком осмотревшись вокруг, поблескивая в темноте волчьим взглядом, дабы было лучше видно обстановку вокруг, брюнет непроизвольно останавливает своё внимание на руках девушки, чьи пальцы нервно крутили что-то мелкое. Не вставая с кровати и не меня своего положения, лишь опустив руку с плеча и наклонившись грудью, мужчина довольно легко и просто, вцепившись длинными пальцами в мягкие подлокотники, притягивает поближе к себе кресло, в котором сидела Мэри. Вздохнув смущенной улыбкой благодарности, накрывает холодные руки девушки своими широкими, горячими ладонями, мешая таким образом крутить в пальцах кольцо и пытаясь привнести покоя, - Прости, пожалуйста, за мою грубость, – с улыбкой заглядывает в лицо Мэри, - Я Маркус, – и выпустив руки новой знакомой, оборотень слегка кивает в приветствие головой, выпрямляясь в спине и вновь рефлекторно накрывая перевязанное плечо ладонью. Слабо улыбаясь одними губами, слегка склонив голову к больному плечу, Маркус как можно незаметней оглядел новую знакомую, отмечая её сказочную мягкость и нежность и большие, выразительные глаза, горящие затаенным страхом.
Я был в отключке два дня? – тихо переспрашивает Рей средний, медленно вставая с кровати и изредка похрамывая, направляется к окну, - Тебя эти два дня – пальцами аккуратно отодвинув штору, осторожно выглядывает в окно, исследуя взглядом пустынную улицу, - никто не беспокоил? – тут уже брюнет возвращает своё внимание на девушку. Но по ритму сердца осознав, что он вновь перескочил на суровость, а подозрительное поведение Маркуса настораживает и без того нервную Мэри, древний вновь улыбается, разминая круговыми движениями перевязанное плечо. – Я столько хлопот тебе доставил, извини, – искренне поблагодарив Мэри, опуская пальцами штору, оборотень тепло улыбается, пропуская через нос шумный вздох. И резко поведя головой на одному ему понятный запах, порой пропуская воздух через нос как собака ищейка, брюнет крадучись оказывается возле двери, - У тебя есть кот? – присев на корточки, пропустив рваный вдох боли, мужчина приоткрывает двери, впуская в комнату зверя. Правда, кот не рискнул пройти мимо существа, от которого несло псиной. Увы, но в отличие от своих братьев Маркус так и не научился ладить с кошачьим, которые его боялись. Их отпугивала его звериная сущность. – Прости, – брюнет смеется на кошачьи шипение в его адрес, - но они меня боятся, – и заглядывая на Мэри снизу вверх, на время застревает своим улыбающимся взглядом на мягких, томных чертах лица. Перебегает поспешным взором по длинным локонам волос и со вздохом отворачивается, вставая на ноги.
И резко перед глазами всё приобретает свет. Такой резкий и неожиданный, что мужчина машинально накрывает лицо ладонями, жмуря свои глаза. В комнате включается свет. Оборотень наконец привыкает к новой обстановке, выпрямляясь в спине и медленно осматриваясь вокруг. – Это моя майка? – дохромав до тумбы возле кровати, Маркус пальцами поднимает перед глазами то, что осталось, - А пиджак где? – бросив ткань на кровать, вопросительно оборачивается к Мэри, стоявшей за его спиной. И неожиданно для самого себя делает шаг назад. Макушка девушки с трудом доходила Рею до плеча, что на фоне оборотня новая знакомая казалась несуществующей лесной феей. Выразительные черные глаза слишком мягко взирали на мужчину снизу вверх, что неосознанно Маркус ощутил себя виноватым за все те неудобства и испорченные часы, что преподнес девушке своим появлением. Древний слабо улыбается, заприметив еле заметные веснушки, а затем и вовсе смущенно опускает голову, словно занятый тем, что осматривал свой перебинтованный бок, - Мои родные меня совершенно не ищут, – сухо отозвался Маркус совершенно не в тему, вспомнив один из вопросов Мэри, - У меня из родных всего лишь два брата..и то я им кузен, – переводя тему и своё внимание с девушки, оборотень случайно ловит своё отражение в зеркале гардероба. Резко умолкнув и нахмурившись, Маркус прохромал до зеркала. Слишком бледен, слишком черен. Ладонью растерев зарсшую за два дня щетину, мужчина подмечает потемневшие болезненные круги под глазами, туманный взор. Опустив серо-зеленый взгляд по своему отражению ниже, отметил что раны так и не затянулись, как он предполагал, а белоснежный бинт местами был покрыт кровавыми подтеками, - У меня где-то осталось серебро.. – машинально заключает Маркус, пальцами поспешно пытаясь снять с себя повязку, - Оно меня убивает, – но подняв взгляд на девушку, отражающейся зеркалом за его спиной, по устремленным черным глазам понимает, что пугает собой человека. Подняв голову чуть выше, находит свой пиджак, повешенный на дверцу гардероба. Поспешно засунув руку в внутренний карман пиджака, находит там свои очки и телефон. – Очки разбили, – с неким сожалением тянет грудным голосом Маркус, спрятав осколки линз и пустую оправу обратно в карман, - Дамиан, Дамиан, Дамиан, Рамиро, Дамиан, Рамиро…эй, он выключился! – поворачивается к Мэри, протягивая той свой телефон и молчаливым взглядом спрашивая что случилось с этим шайтан аппаратом.

Отредактировано Marcus Rey (2017-09-10 00:33:39)

+2

5

one way or another i'm gonna see ya
i'm gonna meetcha
one day, maybe next week

i'm gonna meetcha, i'll meetcha
♫ ost until the ribbon breaks - one way or another

Она не знала, как к нему относиться. С одной стороны, он – потенциально опасен. Как знать, кто его так сильно подбил? А, может, он вообще какой-нибудь бандит, попавший в передрягу и сейчас позвонит своим дружкам, которые сотрут с лица земли и последнего свидетеля. С другой стороны, он совершенно не походил на преступника, да и интуиция, как правило, не обманывающая женщин, предательски молчала, заставляя расслабиться в его присутствии.

Бегло осматривая его состояние, Мэри заключает, что мужчина довольно-таки быстро поправляется. Если бы такой пациент поступил в их отделение, то очухался дней через пять, не меньше, а незнакомец уже садится, разговаривает, растирает больными руками раны. Интересный случай и крепкое здоровье, которое, по всей видимости, скрывается под целой горой мышц. За всеми этими думами, девушка не сразу замечает, как кресло с противным скрипом, как будто само по себе, придвигается ближе к кровати. Зрачки ее сразу же расширяются от неожиданности, а все мысли из головы куда-то улетучиваются. Крепкие мужские руки ложатся на ее вечно ледяные, останавливая эту ее глупую привычку – крутить в руках что-то при волнении. Серые глаза смотрят прямо в ее как будто пытаются заглянуть в душу, но его голос звучит так мягко и так виновато, что это просто обескураживает. – Очень приятно, Маркус, - Мэриэн произносит на автомате, не в силах отвести взгляда. Было в его глазах что-то темное, глубокое, завораживающее, похожее на бездну, о которой так красочно пишут авторы в своих приторных романах. Только вот насколько опасна эта бездна – неизвестно. Он опускает свои ладони и пытается приподняться, - осторожнее, Вам не нужно сейчас напрягаться, - но предупреждения не действуют на мужчину, который уже медленно вставал с кровати. Пациенты всегда такие, никогда ее не слушаются и этот не стал исключением. Мэри сползает с кресла, чтобы как-то помочь Маркусу, если тот будет не в силах самостоятельно передвигаться. Но все опасения оказываются напрасными. Кажется, что не он два дня назад лежал почти при смерти, а кто-то совершенно иной. Невероятно.
- Два дня, - тихо повторяет девушка за мужчиной и направляется к тумбочке с лекарствами, пока тот что-то высматривает в окне, - меня постоянно кто-то беспокоит, - она улыбается и переставляет разноцветные тюбики, оценивая количество оставшихся препаратов, - когда все соседи и друзья знают, что ты связан с медициной, слово покой превращается в пустой звук, - она делает глубокий вдох и радуется, что за все время хотя бы не было непредвиденных вызовов в больницу. Незаменимых людей нет говорите, как бы не так. Мэри снова поворачивается к Марку и замечает того уже около двери. Слишком быстрый для больного, ему действительно везет. – Кот? Да, Джек, - который пару дней не дает своей хозяйке спокойствия, то шипит, то кричит неестественным голосом, то дерет дверь, за которой скрывался незнакомец, - он не любит гостей, не обращайте на него внимания. Тем более, Вы заняли его кровать, - указывая взглядом на постель, она подходит к одноухому животному и берет его на руки. На самом деле, комната, где находился мужчина была ее – единственная с дверью. Другая, гостевая, не была такой уютной и любой шум в ней отчетливо слышался, а не здоровому человеку, как известно, нужны покой и тишина. Поэтому все недовольства кота Лафуэнте списывала на нежелание делить с кем-то свое привычное ложе. Особенно с мужчиной. Особенно с тем, кого наблюдал его здесь впервые.

Девушка щелкает выключателем и впускает в мрачное помещение свет. В конце концов, не будут же они так и сидеть здесь в темноте. Обидевшийся Джек начинает вырываться и всем своим видом показывать насколько ему неприятно их общество. Поцеловав кота в макушку, девушка ставит его на пол и смотрит, как тот спешно убегает. Глупышка. – Ваша майка, да, - она виновато опускает взгляд в пол, - она, к сожалению, больше непригодна для ношения, - не без помощи ее. Для того, чтобы добраться до ран, девушке пришлось руками разрывать ткань белой футболки. Когда стоит вопрос о выживании не думаешь об одежде, и она надеялась, что мужчина это понимает, - но могу дать майку своего брата. Он, конечно, не такой мощный как Вы, но это лучше, чем ничего, - однажды Франц приезжал на уикенд вместе с семьей и, как оказалось, кстати растерял в доме сестры половину своего гардероба, - а пиджак висит на дверце, - указав пальцем вперед, Мэри еще раз окинула взглядом Маркуса. Да кто же он, черт побери, такой. Имея хорошую память на лица и плохую на имена, девушка не могла припомнить лицо похожее на его. В голове было столько вопросов, но задавать их бестактно. Меньше знаешь – крепче спишь.
- Как это не ищут, - не твое дело как, - ну, чтобы быть одной семьей не обязательно рождаться от одной матери, - ей это известно, как никому другому. Губы в очередной раз трогает улыбка, когда она вспоминает Софи. Кузина не просто родственник, она – вторая половина Мэри. Возможно, лучшая ее половина. Такая, какой девушке никогда не стать. Впрочем, сейчас это не важно. Мэриэн подходит к небольшому туалетному столику и забирает оттуда пару бинтов, подходит время для того, чтобы сменить повязки и улучшение самочувствия не означает, что про это надо забыть. – Что Вас убивает? – не расслышав последней фразы мужчины, она повернулась в его сторону выгнув одну бровь, - Вы знаете, кто это  сделал? Может стоит позвонить в полицию? – эта идея не дает ей покоя с самого начала. И дело не в большом страхе, нет, просто те, кто сделал это однозначно должны быть наказаны, да и спокойнее будет, зная, что в этих местах увеличили число патрульных. Но каждый раз набирая 911, она снова и снова сбрасывала, просто не зная, что сказать, просто не желая наболтать лишнего. Она, конечно, наивна как ребенок, но не дура.

Через минуту Маркус протягивает ей телефон с таким видом, как будто это не средство связи в его руках, а остаток древней цивилизации. Мэри совсем по-доброму улыбается во все тридцать два и подходит к мужчине поближе, дабы вместе разобраться во всей этой странной системе мобильного, - тоже не любите все эти современные гаджеты? – палец указательного на правой плавно проводит по сенсорному экрану, разблокировав его, - вот, видите, снова включился, а если хотите позвонить, - она заходит в контактную книгу и вкладывает телефон в руку Марка, - нажмете на нужное имя и вуаля, - она разводит руками в разные стороны наподобие магов. Она никогда не любила все эти новые цифровые технологии, предпочитая им старые и как можно дольше оттягивая момент приобретения новинок. Ее пальцы легко касаются повязок на теле брюнета и, кажется, эти касания отзываются болью, - извините, пора сменить, они все уже пропитались кровью, - но видя, что тому сейчас надо куда-то позвонить, отстраняется и направляется к выходу, - но Вы пока свяжитесь с родными, все остальное после,- чужие разговоры подслушивать как минимум не красиво, да и наверняка мужчина уже голоден, - я буду на кухне,- не просто готовить, а приводить спутанные мысли в порядок.

Отредактировано Marian Lafonte (2017-09-13 12:29:21)

+1

6

- Майка? – автоматически переспрашивает Маркус, и оборачиваясь к девушке полубоком, но не отходя от зеркала. Хоть и большинство открытого тела закрывали перевязки бинтов, но в данном обществе лучше всё-таки что-нибудь на себя натянуть. Как-то неожиданно стало неуютно от своего внешнего вида, хоть он и привык к женским взглядам…вот только почему-то нутром ощущал или надумывал себе смущение Мэри. Хотя спросить чего она не видела и не щупала, пока пыталась перевязать многочисленные раны. Но столь забытые манеры и правила приличия давно минувших лет зачем-то о себе напомнили, сконфуженно заставив брюнета машинально вслед за указательным пальцем девушки перевести взгляд на дверцу шкафа. Рей средний даже первоначально подумывал об пиджаке, но прикинув в своей голове, что его будет мало, решил всё-таки согласиться на одежду брата. – Если можно будет, то я бы не отказался, – послушно кивнув головой, пряча свою неловкую улыбку, вновь возвращает взгляд на своё отражение в зеркале. Переминувшись с ноги на ногу, похромав на левую, вдруг резко осознает, что болеть нога не должна. Брюнет уже даже наклонился, чтобы приподнять штанину джинс, машинально выпуская когти, но голос Мэри приводит в сознание человеческое начало. Встряхнув рукой, чтобы брюнетка ничего не увидела, - Не ищут, – поражаясь собственной открытости перед Мэри, поспешно отзывается Маркус, дабы она не подумала, что зацепила ненужную, запретную тему, хоть на самом деле древний никогда и не распространялся о своей семье, - У меня довольно странные братья. Друг у друга есть только мы из всей родни. И они знают, что я сам объявлюсь, ну вот ищеек Дамиану это не помешало пустить по моему следу. – глубоко, отрывисто  вдохнув, брюнет через отражение в зеркале молча наблюдает за девушкой, с улыбкой на губах собирающей медикаменты на прикроватной тумбочке. Как бы он не заставил и тебя с собой забрать.. А новая знакомая, притихнув, вспомнила о чем-то своём. Маркус понял это по тепло скользнувшей улыбке, потеплевшим черным глазам и без того полными томной нежностью. Уже даже он хотел спросить про родных девушки, но, решив что это неприлично, замолкает, закрыв приоткрытый рот и проглотив вопрос. Взгляд непроизвольно следить как длинные черные локоны рассеянно и медленно скользнули с плеча и накрывают своей тяжестью руку Мэри. Серые глаза машинально скользят по тонкому запястью, застревают на пальцах с бинтами и резко уходят в полоток, стоило брюнетке обернуться. Удивительная девушка. Рей средний искренне не мог понять почему она его не боится, а так самоотверженно продолжает ухаживать и лечить. Да, он ещё с детства привык, что человеческие женщины с ног до головы выхаживали волчонка, а потом и во взрослой жизни не раз оказывала свою помощь…но это было слишком давно. Он не мог больше принимать это как само собой. – Я, наверное, разозлил не только твоего кота, – опускает взгляд на подошедшую девушку, а затем незаинтересованно возвращает своё внимание на своё отражение, - но и молодого человека…где это видано, чтобы незнакомца так выхаживали, – мягкая попытка разведать ситуацию. Как Лафуэнте сама подбрасывает мужчине возможность выкрутиться без признания о том, кто он есть. Ну заодно и облегчить интуицию девушки в том, что ему можно верить.
- Не надо никуда звонить, – брюнет слабо улыбается, понижая свой голос до грудного шепота, изредка вибрируя от низкого голоса грудной клеткой, - Я детектив убойного отдела, – дотянувшись до своего пиджака, достает своё удостоверение и отдает его в руки Мэри, с скрываемым интересом взирая на макушку девушки сверху вниз. Даже непроизвольно улыбается оттого, какая она низкая на его фоне. Если охотники решат, что ты одна из нас. Если они тебя выследили. Я помню, что их было трое, а я убил только одного. Мужчина молча ждал, пока будет изучено его удостоверение, а затем дружелюбно улыбнулся, стоило Мэри поднять на него свой черный, мягкий взгляд. Слишком мягкий. Она, кажется, даже сама не догадывалась о том, как может воздействовать на окружающих. Какую бурю даже не пытаясь подняла в душе древнего. Вздохнув, наконец, приседает на пол, упираясь спиной о зеркало. Он же забыл, что в глазах новой знакомой самый обыкновенный человек, а человек после такого боя ходить точно не может. Тем более так долго стоять и не подавать даже признаков усталости и болевого дискомфорта, - Как видишь, я работаю недавно, но уже успел нажить себе врагов,- и красноречиво приподняв и опустив брови, округляя и без того большие глаза, опускает голову себе на руки, скинутые на вытянутые ноги. Ну хоть за эти два дня никто особенный на пороге твоего дома не появлялся. С неким облегчением пронеслось в голове Маркуса, пока он неотрывным взглядом наблюдал за тем, как Лафуэнте творила чудеса с телефоном. Вот только теперь надо было что-то делать с Мэри. Оставлять её одну нельзя. Забрать с собой – не объяснишь зачем. Да и окажись она в логове волков, то однозначно, даже случайно, но узнает о ночном мире.
- Ты. – грудной вибрацией севшего голоса, резко перебивает девушку древний, - Маркус, – и заглаживая свою резкость слабо улыбается, склонив голову к плечу, - не надо на вы. Я же не дедушка какой-то. А всего лишь Маркус Рей, – принимая из рук брюнетки свой телефон, неосознанно дергается от её пальцев, коснувшихся бинта, в сторону. Это было инстинктивно, но, кажется, новая знакомая приняла это на свой счет. – Мне техника тяжело дается, – оправдавшись, поспешно набирает номер Дамиана. Прослушав девушку, пока считал гудки, лишь взглядом проследил за тем, как она вышла из комнаты, оставляя его одного.
- Дамиан, у нас предатель, – вместо привет и я в норме, шепотом, прикрывая рот ладонью, сообщает Рей средний на холодный голос брата на другом конце провода. И знал же Маркус, что брат уже раз надцать продумывал в своей голове способы его убийства, когда найдет, вот только ни одна нота голоса не выдала раздражения старшего. Он был слишком спокоен. Услышав о том, что город прочесывают ищейки старшего брата, тихо выругавшись, на четвереньках древней доползает до двери комнаты, сначала ладонью выталкивая голову кота, а затем закрывая дверь. – Я не могу сейчас уйти и бросить Мэри, – облокотившись спиной о дверь, вновь накрывает рот ладонью, - И с собой взять не могу. Она обыкновенный человек. – ну Дамиан как всегда оказался краток и непоколебим. Шпиона найдем с тобой, Мэри уводи из дома, чтобы на неё не вышли случайно охотники.
- Замечательно. – выругавшись, пару раз, зажимая телефон в кулаке, глухо отбил чечетку им по полу, подавляя своё раздражение. –  Неважно как, но сделай как я сказал и не пудри мне мозги. И в этом весь брат. – прорычав волков, потянувшись, Рей средний вспомнил о своей ноге и догадке, которая чуть не выдала оборотня. Приготовив с собой майку и бинты, уселся поудобней. Прислушавшись к тому, что творится за дверью, и не услышав ничего, высвободил левую ногу с джинс. И человеческий взгляд бы этого не увидел, но, кажется, охотники изобрели новые тонкие пули, растворяющиеся серебром. Разорвав майку и перевязав ей ногу выше колена, взмахнув правой рукой, Марки выпускает свои волчьи когти. И закусив согнутый указательный палец левой руки, одним точным хирургическим движением пятерней когтями вонзается в кожу ноги. Стараясь как можно тише рычать, переводя болевой дискомфорт лишь в тяжелое, обрывистое дыхание, оборотень всё-таки вырезает из ноги две пули, растворяющиеся серебром и пуская эту отраву в кровь.  – Изобретательные, сволочи, – шмыгнув носом от облегчения окончания операции, рассматривая тонкую пулю на свету, Маркус прячет собственные когти. Затем перетягивает рану  [всё-таки когтями разворачивается всё больше и тяжелей, чем ножом], надевает джинсы обратно, вытирая окровавленные руки о майку. – Вот теперь всё быстро заживет. – похвалив самого себя, и накидывая на себя пиджак, путаясь им и придерживая сложенными у груди руками, осторожно выходит из комнаты.
- Мэри, – окликнув девушку, было взял её неповторимый аромат, но на отозвалась быстрей, чем древней дошел до кухни, - Мэри, – всё придерживая запутанный пиджак руками, плечом облокачивается об дверной косяк, не переступая порог кухни, - это может показаться странным, – мужчина быстрым взглядом окидывает кухню и застревает на личике новой знакомой, - но я звонил начальству…в общем тебе бы со мной уехать на пару дней, это звучит очень странно, учитывая, что знает она тебя в сознание ну как пол часа. – неловко кашлянув, прочищая горло, опускает голову, - но те, кто напал на меня, могут прийти и за тобой. У меня опасная профессия. – не заглядывая на девушку, подходит к столу за которым она готовила до или не готовила…сейчас это не столь важно. Вдохнув, ощущая легкий аромат парфюма Мэри, так ему понравившийся, помолчав, поднимает улыбающийся серый взгляд на брюнетку, - Тебе помочь? – глупый вопрос, когда от тебя ждут выхода из дома, поскольку с родными ты уже связался и больше в данном доме тебя ничего не держит , - Мэри, мне надо что-то сделать. Я не могу оставить тебя одну и без защиты, после того, что ты для меня сделала.

+1

7

Значит детектив, - помешивая скворчащую на сковороде мешанину из овощей, которая должна была стать рагу, Мэри задумчиво смотрела в окно. Она давно уже забыла, что там собиралась готовить, так как голова была занята совершенно другим. Поток мыслей бился о черепную коробку, падал и превращался в следующий поток. Она была уверена, что когда мужчина очнется, то все прояснится, но, как оказалось, все запуталось еще больше. Изнутри ее сжирало любопытство, хотелось вбежать в комнату, посадить Маркуса напротив и спрашивать, разговаривать, интересоваться, словно это не беседа, а допрос. Странно это. В основном, ее не тянет узнавать жизнь незнакомых людей, но не в том случае, когда выхаживаешь их два дня в собственном доме. Эгоистично звучит и как-то требовательно.
Из своих размышлений ее вывело громкое мяуканье. Джек все никак не мог успокоиться, - кот, ты, похоже, забыл, что кастрация животных вполне легальна и вполне себе приветствуется, - и в подтверждении своих угроз, она помахала внушительных размеров ножом перед глазами. Иногда ей на полном серьезе казалось, что Джек – не просто кот, а заколдованный человек, как в известном сериале про ведьму Сабрину. Вот и сейчас хвостатый, видимо, решил не рисковать своим мужским началом и выпрыгнул в открытое окно на улицу. Как говорится, от греха подальше. Ну, что ж, хоть кому-то она показалась опасной.

Из комнаты медленно выплыла мужская фигура, окликивая девушку, - я здесь, Маркус, - повернувшись к брюнету, который уже стоял позади, опираясь на дверной косяк, она отложила нож и взяла в руку стакан воды - уехать из дома? на пару дней? – Мэри даже поперхнулась от такого странного предложения, - это что-то типо программы защиты свидетелей? – нет, может это в какой-то степени разумно, потому что убийцы, как правило, возвращаются за своей жертвой, но с другой – глупость какая-то. В конце концов, ведь нападающим нужен был Рей и если за эти пару дней они не додумались довести дело до конца, пока он был в бессознательном состоянии, то какова вероятность, что они нападут, когда мужчины здесь уже не будет? – Маркус, я справлюсь, - улыбнувшись, она отворачивается, вновь занявшись готовкой, - я, пожалуй, не такой ценный объект, как ты, поэтому не думаю, что со мной что-то случится, - убирая с лица выпавшую прядь волос за ухо, девушка тяжело вздыхает. Она просто была в растерянности, никогда раньше не попадала в подобные ситуации. Но, несмотря ни на что, ее дом – ее крепость. Крепость, в которой она появляется от силы три раза в неделю. Даже если какой-нибудь ненормальный маньяк решил бы на нее напасть, то, скорее всего, не застал бы ее дома. Больница отнимала все силы и большую часть времени. Вот поэтому у многих медработников такие большие проблемы с личной жизнью. Никто не хочет иметь вторую половину, помолвленную со своей работой, а это, к сожалению, неизбежно.

- Послушай, Маркус, - Мэриэн положила руку на верхнюю треть плеча мужчины, который вырос рядом, жест совершенно добродушный, так она устанавливает связь со своими пациентами, - спасибо, что пытаешься мне помочь и защитить, но… ты ничем мне не обязан, - она отпускает вниз свою правую и случайно задевает пальцем горящую сковороду. Типично для мисс Лафуэнте, некая неуклюжесть и вечные ссадины – проблема, оставшаяся с детства. Вместо того, чтобы отправить указательный под холодную воду, она по - привычке засовывает его в рот, забыв, что дома вообще-то гость, а не старый знакомый. Ей часто говорят, что она похожа на ребенка, на что Мэри периодически даже обижается. Но от суровой правды, как можно видеть, не убежать. Заметив удивленный взгляд, брюнетка лишь виновато пожимает плечами и отводит глаза в другую сторону, - да-да, я ребенок, знаю, - палец горел, поэтому ей пришлось – таки услышать голос разума и отправиться на поиски мази от ожогов для пострадавшей руки. – Вообще, раз тебе стало лучше, - что все никак не может ее не удивлять, - можешь последить, чтобы мой кулинарный шедевр не сгорел, пока я ищу тебе футболку, - и, не дождавшись ответа, девушка упорхнула вглубь дома, туда, где стоял комод с разными нужными и ненужными вещами [в основном со второй категорией вещей]. Открыв верхнюю полку, она начала внимательно изучать содержимое: старые игрушки, бусы, ее рисунки и, наконец, майка. Как бы это комично не выглядело, но футболка была с логотипом супермена. Символично.

- Не уверена, что тебе понравится, но вот, - расправляя майку и демонстрируя надпись, Мэри смеется и отправляется прямиком к мужчине. Перехватывая у него бразды правления над сковородкой, она взглядом указывает ему на стул и спустя пару минут, наконец, выключает плиту. – Ну что, я обещала тебя перевязать, так что придется потерпеть, - подхватывая рукой бинты из кармана, она, стараясь причинять меньший дискомфорт, подцепляет лейкопластырь, фиксирующий бинты и тянет его на себя, - ладно, еще немного, только пиджак сними и, пожалуйста, постарайся не рычать, как делал эту в бреду, - хотя, чего она только не слышала от людей, страдающих даже в своем коматозном состоянии. Пальцы ловко расправляются с оставшимися повязками, а глаза округляются от открывшейся картины. Нет, мускулы мужчины, конечно, тоже поразительные и заслуживают отдельного внимания, но то, с какой скоростью затягивались раны Маркуса было чем-то из разряда необъяснимого, - прости за сравнение, но твои ранения заживают так, словно ты собака, - только этим утром она собственными глазами видела несколько зияющих отверстий в районе его груди, но теперь большинство из них уже начинали процесс рубцевания, - либо у меня золотые руки, либо ты действительно супергерой, - она невольно касается одного розового шрама на груди. Как знать, может этот человек какой-нибудь терминатор и не существует на самом деле. Но такого просто не могло быть, она же все еще в своем уме, верно? – Думаю, повязки тебе больше не понадобятся, - отложив в сторону медикаменты, Мэри замечает чайник и вспоминает о том, что пора бы уже и покормить гостя, себя и не делать такое до ужаса шокированное лицо.

- Вот, угощайся, - большая тарелка с цветами отправляется к Марку, а ей достается салатница, ибо с посудой в этом доме был напряг. Всему виной переезд и совершенно неаккуратные грузчики, которые не подписанную коробку с посудой уронили прямо около порога дома, чем вызвали шквал мата от обычно спокойной Мэри, - итак, - ковыряясь вилкой в пище, девушка облокачивается на столешницу, около Маркуса, - как собираешься ловить своих мучителей? И придется ли мне давать показания?

Отредактировано Marian Lafonte (2017-09-13 23:46:13)

+1

8

она улыбнулась мне, и я понял,
что несмотря на револьвер
в моей руке,
в этой комнате вооружена только она.
http://s5.uploads.ru/t/08qD6.gif
Маркус слышит этот тяжелый, приглушенный вздох девушки, словно собирающейся и с мыслями, и с собственной смелостью. И мягкий голос не заставил себя ждать. Вкрадчивый, но уверенный в своей правоте. Знал же древний, что его предложение будет отвергнуто. Да, был бы тут Дамиан или Крис, то Мэри бы согласилась и сама бы и не поняла на что и как именно. Очнулась от гипноза бы она уже в волчьем особняке, но это было бы так поздно, что ничего исправить не получилось бы. Как много бы. Слишком часто мелькает эта частичка сослагательного наклонения. Раздраженно прикрыв глаза, подавляя в себе внезапно зажегшееся раздражение на самого себя, мужчина машинально оборачивается к Лафуэнте, когда та коснулась его руки. Даже через ткань пиджака он ощущает это добродушное тепло, переводя серый взгляд с личика брюнетки на её изящную кисть и пальцы, белеющими на черной ткани пиджака. – Не согласен с тобой, – в тон Мэри также тихо, вибрируя грудными нотками, отзывается древний, непроизвольно пожимая плечом, до которого несколько секунд назад докоснулась девушка. Дрогнув агатовыми ресницами, мимолетом нахмурившись, Мэри опускает сначала свои черные, выразительные глаза, затем голову. Из-за ушка вновь выбивается непослушный локон и ниспадает тонкой завивающейся нитью на лицо. Маркус вздохом усмехается и уже было отвернулся от брюнетки, но продолжая также стоять к ней боком и рядом за кухонным столом, как ощущает резкий, внезапный запах боли. В доли секунд он тонкой иглой пронзил обоняние волка, заставив того машинально вскинуть головой в сторону источника, а затем расплылся мягкими волнами по всей кухне, наполненной ароматом еды, специй и парфюма новой знакомой. А потом уже сам древний, потянувшись через девушку, с легкостью одним движением руки отодвинув её грубым толчком в сторону от стола, машинально и больше инстинктивно, ладонью хватается за ручку горячей сковородки, удерживая ту на плите. Это произошло так быстро, что Маркус - человек и сам не понял, что делает и зачем, а Маркус – волк всё ещё удерживал сковородку на плите, чтобы та не упала на пол и не обожгла собой ещё и ноги Лафуэнте. Эта мысль также проскочила в голове брюнета слишком быстро, чтобы он мог заметить, что на самом деле такого вида угрозы нет. А затем медленная, разъедающая боль потекла по грубым морщинам мелких узоров ладони и пальцев, возвращая в реальность и провоцируя сознание на ускоренное восприятие, – Ты в порядке? – медленно разжимая пальцы, отпускает ручку сковородки, - Сильно обожглась? – сжимая руку в кулак, скрывая свой ожог и затирая горящую боль, что вскоре пройдет, через плечо улыбается Мэри, вопрошая о её состояние открытым серым взглядом и ни одним мускулом на лице не выдавая своей травмы. И так наивно, так по-детски доверчиво и беззащитно девушка автоматически поднесла палец ко рту. Серый взгляд удивлено улыбается. А затем и губы растягиваются в слабой, обезоруженной улыбке, теряясь деформированными ямочками в прилично обросшей щетине. Мужчина выпрямляется в спине, поворачивается к Лафуэнте, путаясь обратно в распахнутый пиджак и протягивая свою руку к брюнетке, ожидающе поиграл в воздухе грубыми пальцами, призывая Мэри показать масштабы катастрофы, – И ничего не ребенок, – по доброму отзывается оборотень, занятый ожогом, - кто имел неосторожность сказать такую глупость? – и открыто посмотрев в черные, туманящие глазки Мэри, выпустил её руку из своей, поскольку брюнетка поспешно скрылась в одном ей известном направление. А Рею оставалось молча проводить её изящную спину взглядом. –  Дааа..прослежу, – с минутным торможением отвечает Марки, автоматически, всё еще изучая взглядом только что скрывшийся женский силуэт в двери, хватаясь не глядя рукой за ручку сковородки. Свистящие шипение. Боль. И только потом брюнет слышит и скорчание чего-то на плите, слышит приглушенный одиночный лай собак из открытого окна. Вспоминает, что находится в доме девушки, что знает его ну буквально минут сорок. – А черт, – выругавшись в нос, отдергивает руку попутно отпрыгивая от плиты с сковородкой. – Оборотень называется, – продолжая бухтеть себе под нос, раздраженно ерошит волосы пальцами, - древний, – подойдя к раковине, на полную мощность открывает холодную воду, - если бы тебя сейчас видел Дамиан, то ему было бы стыдно, – шипящая в кране вода пузырями заливает ожог проходящий на глазах, пока за этим безучастно следил Маркус, - никакой серьезности в оборотне, прожившем 2000 лет,-  и резко нагнувшись над раковиной, набирая воду в ладони, умывается, - мальчишка, – мокрыми руками смыв с волос ощущение пыли и крови охотников, выключает воду. Стряхивает её с рук, по-волчьи крутит головой, стряхивая уже воду с волос, и затем возвращается обратно к сковородке. Но не простояв возле неё и минуты, Рей головой поворачивается в сторону женского заразительного смеха. В дверном проёме ведущем на кухню застыла Мэри, поднимая на уровень лица футболку брата. С логотипом. С логотипом супермена. Супермена. Маркус жмурится, не сдержав чистого, искреннего смеха, и обреченно качает головой из стороны в сторону. Уж про этого супер героя ему успел рассказать Рамиро. И даже пошутил, что актер и Маркус даже чем-то похожи, особенно если его побрить. Рей смеялся тогда. Рей смеется и сейчас. Именно в такие моменты он и забывал, что древний. Он научился это забывать, как страх стать диким стал похож на паранойю. Везде. Во всем. Он боялся стать диким. Закрывался, зазнавался. Убивал и вновь раскаивался. А потом научился забывать. И так профессионально, что ни одним жестом, словом или же улыбкой не выдавал своё вполне царственное положение и внушительный срок жизни. – Я видел про этого супер героя фильм…кажется так называется, – послушно приняв из рук девушки майку, а затем отдав её почетное место у плиты, сел на стул, куда ему указала брюнетка, - Перевязать? -  как с оглушительного выстрела в упор, резко оборачивается к Мэри, крутанувшись во все 360 градусов на стуле. Думай, думай, думай. Лихорадочно крутились в голове шестеренки, пока серый взгляд удивленно спрашивал откуда у брюнетки бинты и когда она только успела их перехватить, что этого не заметил даже сам Маркус. – Аааа.. – с осторожной вкрадчивостью, снимая пиджак, встревает в монолог Лафуэнте, - что я ещё делал? Только рычал? надеюсь, что только рычал. – с послушным терпением сносил мучения в виде отклеивания лейкопластыря от кожи, -  Говорил что? – осторожно интересуется Рей, стараясь не вызывать подозрений. Но возможно, для начала надо было бы удивиться что значит рычал. Сконфуженно прикрыв глаза, жмурясь, мысленно сделал рукалицо на самого себя. Холодные [возможно от волнения, а возможно оттого, что кожа оборотня была слишком горячей] женские пальцы осторожно снимали повязку, а ум мужчины никак не мог сообразить что придумать. И по округленным глазам Мэри понял, что уже и не придумает. Такое просто невозможно оправдать, - а я и есть собака, – смеется Рей, переводя внимание Лафуэнте на себя, - генный эксперимент по совместительству генов человека и волка,- шутка, всего лишь шутка..но в каждой шутке доля правда. Ведь он действительно и есть эксперимент индейцев. – А вообще у тебя золотые руки, – древний тепло улыбается, разрядив вокруг себя воздух вибрацией грудного голоса. Уже изучающее женские пальцы касаются заживающих рубцов, а мужчина поспешно двумя горячими, шершавыми ладонями перехватывает руку Мэри. Слегка сжимает и отводит руку в сторону, опять же отвлекая от себя таким образом. Порычать что ли? А ещё на мне всё заживает, как на собаке, – и выдохнув несмелой улыбкой, поспешно отворачивается от девушки, стараясь так замять тему. Точно также поспешно через голову натягивает на себя майку, что жмет в плечах. Но это лучше, чем пиджак. Однако, впоймав своё отражение в стеклах окна, тяжко вздыхает. Во-первых, синий ему не идет. Во-вторых, красный тоже. В-третьих, он смешон в этих узких рукавах, обхватывающих складками руки и плечи. – Спасибо, – накинув пиджак сверху, как бы не было жарко, садится за стол по велению Мэри. Удивительно просто сколько раз за вечер он уже послушно выполнял её просьбы. Маркус, который даже самого себя никогда не слушает и поступает ровным счетом наоборот, когда его о чем-то просит девушка, пытаясь указать. Либо же игнорирует. А тут..перед носом появляется тарелка с едой, а рядом садится Мэри.
Маркус, молча, окинул взглядом салатницу в руках новой знакомой. Окинул взглядом тарелку возле себя. Слегка отклонившись назад на спинку стула, заглянул в кухонные шкафы, обнаружив частичную пустоту. И одиночество. Ничего лишнего за всё то время, что Рей находился в доме, он не видел. Точно такая же обстановка и в его доме. Древний вновь придвигается к столу, боком посматривая на профиль девушки, занятой своей едой. Втянув воздух в легкие, улавливая тонкий аромат брюнетки, Рей потупляет взгляд. Неловкое молчание? Нет. Слишком естественное и никак не напрягающее. Слишком спокойное. Ему нравится общество Лафуэнте. Такого простого человека. От природы наивного и беззащитного. На улице раздается редкий лай собак, где-то слышится вой. Брюнет, замерев, машинально поднимает взгляд на ночное небо, вылавливает лунный серп и облегченно выдыхает.
- Они сами объявятся, – прочистив горло, с резкой, рабочей серьезностью отвечает оборотень, не поднимая взгляд на девушку, но ощущая её внимание на себе, - Сейчас они не суются, потому что я здесь, – прокрутив вилкой в тарелке, отправляет себе в рот еду, - да они и догадываются что их сейчас ждёт, – жуя, поднимает исподлобья серо-зеленый, серьезный взгляд на Лафуэнте, - но стоит мне уйти из этого дома, и они объявятся сами. Начнут с тебя, подумав ошибочно, что ты имеешь ко мне хоть какое-то дело либо же приближенность, – вновь возвращается к еде, предпочитая прятать свою резко пробившуюся суровость, - Нет, я не хочу привлекать тебя к этому делу, ты заслуживаешь лучшего, чем мой мир. но я установлю за тобой слежку в течение нескольких дней. И если они объявятся, то я запрокидываю тебя на своё плечо и, несмотря на твои протесты, сажаю под защиту, – аккуратно положив вилку на край тарелки, Рей облокачивается локтем о столешницу и, замолчав, раздумывая, начинает пальцами растирать переносицу. И эту ночь я лучше пока проведу у тебя. Хоть возле порога. А потом посмотрим, – скидывает руки на столешницу кистями к себе, - если всё обойдется, то я тебя отпускаю и больше мы не видимся, – брюнет заразительно тепло улыбается, возвращая на Мэри открытый, серый взгляд до этого блестящий жестокой суровостью, - Если же во время моей слежки всё окажется нормально, то после сегодняшнего утра, ты видишь меня в последний раз,  - довольно мягко, но констатирует факт о том, что сегодня ночевать он будет в доме Мэри. А затем опускает взгляд на пустую тарелку. Сколько он гулял за свою долгую жизнь, но в последний раз его так заботливо и как-то естественно кормила жена во времена далеких крестовых походов. После же большее на что мог рассчитывать оборотень – это на кружку горячего кофе…которое он так ненавидел. Но его упорно сували ему под нос. А тут…Маркус с трудом удерживается, чтобы не взглянуть на Мэри. Но взгляд так и тянет к девушке магнитом. – Спасибо,- выдыхая через нос, Рей улыбается одними губами, вставая из-за стола, - ты очень вкусно готовишь, – и пожав женское плечо, отправляет свою тарелку в раковину, моет, а затем ставит в сушилку, что ему указали.

- Как твой ожог? -  участливо интересуется Рей, застилая себе диван в гостиной, пока Лафуэнте, по его же просьбе, вынуждена была сидеть в кресле. Слабо осознавая, что он все эти два дня лежал в комнате самой Мэри, Маркус мягко, улыбаясь, но настоял на своём переезде в гостиную. Всё равно на одну ночь. Всё равно всё зажило уже. Всё равно утром он уже будет спать на полу, привычно подложив руку под голову. – Я, когда был маленьким, – выпрямился в спине, руками обнимая подушку, что только что взбивал, и обращая свой взор на девушку рядом, - обеими руками схватил угли однажды. И понёс папе. Крику было, – поморщив острым носом в усмешке, задавил в себе волну ностальгического смеха, - А я не могу понять почему маме плохо, папа панически ищет какую-то траву, а у меня болят ладони и пальцы, – отвернувшись, пальцами пару раз чешет свою правую щеку, слыша жесткий скрежет щетины. Замолчав на несколько минут, добивая подушку и укладывая её в изголовье, привычно садиться на пол, вытягивая вперед ноги и упираясь спиной в диван, - Спасибо.

Отредактировано Marcus Rey (2017-09-16 14:20:08)

+1

9

В ее доме слишком давно не было посторонних. Столько лет в одиночестве среди множества людей и теперь кто-то снова делит с ней ужин и ведет разговор, не касающийся работы. Нет, конечно, родственники всегда готовы примчатся к ней в любое время суток, но, ведь на самом же деле, ей не хватало именно этого – эмоций от совершенного незнакомого прохожего. Кто же мог подумать, что именно этот человек, случайный, избитый, израненный, поможет на время скрасить эту давящую пустоту. Все друзья уже давно отдалились: переехали в другие города, обзавелись семьями, занимались своими проблемами. Она же уже долгое время была одна. И не то, чтобы Мэри была этим совсем уж недовольна, но, как говорит нам известное высказывание, человеку нужен человек. Необходим. Пусть чужой, неизвестный, но живой и такой, на удивление, близкий. Встречи, разговоры, смех – такие простые радости этой жизни, но делающие нас всех немного счастливее.

- Ты что-то говорил, да, - увлекшись поглощением своей пищи, Мэриэн не сразу среагировала на речь мужчины, - но, большинства слов я не разобрала, а вторая половина произносилась на непонятном мне языке, - да и, если быть предельно честной, она старалась не вслушиваться в то, что Маркус вещал в бредовом состоянии. Многие в его положении рассказывают свои тайны или кричат нецензурной бранью, другие признаются в своей любви ко всему миру. Она привыкла не обращать на это никакого внимания, да и обещание сохранения врачебной тайны постоянно давило на совесть. – В следующий раз, будь осторожней и выбирай более людное место для драки, - шутка, конечно, но с долей правды. Если и умирать, то явно не в этом районе. Здесь слишком велика вероятность, что даже хладный труп не найдут. Старушки, окружающие каждую подворотню своими домами, не высовывались дальше магазинов и своих заборов, а те, кто был более – менее социально активен, предпочли бы просто пройти мимо, делая вид, что их вовсе ничего не интересует.  Наверное, именно поэтому никто и ничего не слышал. Или просто сделал вид, что не услышал. Оказалось, что ей, как всегда, приключения нужны были больше, чем всем остальным.
- А ты связался с очень плохими парнями, - внимательно выслушав все предостережения мужчины, Мэри сделала такое простое умозаключение. Интересно, кто они такие и что натворили, раз решили избавиться от детектива таким небрежным способом. И почему Маркусу совсем не страшно, ни сколько. Это было легко понять: по твердости в голосе, по серьезному выражению лица, по чуть наклонившейся вперед фигуре. Кажется, он готов к бою в любую минуту, даже в такую тихую и не предвещающую ничего опасного, - понятно, ты не собираешься церемониться, ни с ними, ни со мной, - есть перехотелось, поэтому все, что ей оставалось – отодвинуть подальше салатницу, а остывшее в последствии рагу предложить коту. Видимо, угроза жизни была реальной, раз такие методы как закидывание на плечо не были шуткой. Хотя, это логично, раз спасла значит знакома, а даже если не знакома, то могла узнать за пару дней. Свидетелей не оставляют в живых, все об этом знают. Заканчивать жизнь в двадцать семь не хотелось, но дурные мысли всегда сами по себе лезут в не менее дурную голову, - надеюсь, до этого не дойдет, - скорее успокаивающие мысли вслух, чем обращение к гостю. Ей не страшно, ну, почти. Подхватив пустую тарелку у Рея, девушка было уже пошла к раковине, только вот ее опередили, взглядом показывая, что с нее работы на сегодня хватит. Непривычно и нехотя, она отступает, разрешая мужчине взять все в свои руки. И пускай гордая хозяйка, которая привыкла все делать сама, где-то внутри начинала вопить и проситься наружу, Лафуэнте пришлось заглушить этот голос и покорно осесть, лишь наблюдая со стороны. Не позволяя никому ухаживать за собой, сейчас она испытывала некий дискомфорт. Может, именно поэтому представители мужского пола в этом доме не задерживались. Мэри просто не разрешала, не давала повода, чтобы усомниться в том, что она со всем справится. Всегда сама, какая бы работа не предстояла. И гвоздь в стену забьет, и лампочку поменяет, и обои поклеит. Независимая и одинокая. Один кот уже есть, осталось завести всего тридцать девять. – Не стоит благодарности, - повар из нее был так себе, но кому не нравится похвала, хоть она и смущала. Тем более похвала от такого мужчины. Привлекательностью природа его явно наградила сполна, и нет сомнений, что он об этом сам прекрасно осведомлен. Видел бы тебя кто-нибудь здесь, точно бы свел с ума расспросами.

Маркус был слишком упрям в своем желании переместиться на диван и никакие уговоры не помогали. Девушка просто сдалась под таким напором и упорством, передавая постельное белье и все еще настаивая на том, чтобы гостиная осталась в ее распоряжении. Напрасно. И ладно, если хочет спать под пристальным надзором Джека, который точно с него глаз не спустит, то пускай. Обессиленно опускаясь на кресло, она кладет голову на спинку и прикрывает глаза. Накатывает усталость, хотя по сути все, что она сделала за сегодня не должно отнимать много энергии. Наверное, истощена морально. Наверное, стоит брать отпуск чаще, чем две недели в году. – Ожог практически не болит, - не открывая глаз бормочет Мэри, пострадавший палец периодически напоминал о себе, но это такой пустяк, с ранами мужчины ни в какое сравнение не шел. Она ему даже завидовала. Всем бы так поправляться, тогда бы наверняка мир позабыл про многие болезни. Увы. Маркус был один такой везучий. Вроде про таких говорят, что в рубашке рождены. – Ты нес голыми руками уголь? – округлив открывшиеся глаза, она удивленно посмотрела на Рея и усмехнулась, - похоже, инстинкт самосохранения в тебе всегда отсутствовал напрочь, - заливаясь, девушка вытягивает ноги на журнальный столик рядом. Некрасиво, наверняка, но это все равно ее дом, верно? Да и почему-то ощущение того, что со своим гостем она знакома всего пару часов прошло. Как будто они видятся не в первый раз. Как будто вот такие вечера за разговорами – привычка. От него разило какой-то добротой и открытостью, или ей просто хотелось так думать. – Не могу припомнить подобной истории из моего детства. Мы с братом хоть и были оторвы, но, пожалуй, опасались за свое здоровье побольше твоего, - сначала опасались, лет до десяти, а потом ввязались в компанию таких же непосед. С возрастом детские шалости перерастали во что-то больше похожее на мелкие проступки, поэтому Мэри не была уверена, стоит ли рассказывать о них представителю закона. Смешно, конечно, но дела давно минувших дней до сих пор заставляли ее стыдится при упоминании. Все эти незаконные проникновения в ночной клуб в пятнадцать, курение за школой, плохая успеваемость, бестолковые плохие парни. Хорошо, что от той Мэриэн ничего не осталось, вряд ли бы из нее вышло что-то стоящее. – Встреть ты меня лет двенадцать назад, то точно бы остался навсегда в той подворотне, я была на темной стороне силы, - как-то несерьезно, но весьма правдиво. Влияние брата и отсутствие должного родительского воспитания давало свои гнилые на деле плоды, - но прошлое остается в прошлом, так? – отгоняя собственные воспоминания, переводит взгляд на Марка, который переместился на пол. Скорее всего, устал не меньше ее самой. И, наверное, пора была расходиться по комнатам, но ей этого не хотелось. Несмотря на то, что утром ожидался ранний подъем, Мэри вознамеривалась сидеть здесь и слушать этот баритон. Он ведь сам сказал, что, скорее всего, они больше никогда не встретятся, поэтому почему бы и нет, почему бы не остаться. Приятная компания. Редкий вечер. Острая нехватка такого общения сегодня немного отступила.

- Ты слишком часто благодаришь меня, так и зазнаться недалеко, - это, естественно, приятно, когда кто-то говорит "спасибо", но Лафуэнте не считала, что сделала что-то за что можно бесконечно благодарить, - давай договоримся. Ты больше не будешь "спасибкать", а я не буду от этого смущаться и не знать куда себя деть, - такой дружеский договор, как разрешение забыть о том, что, по его мнению, он что-то ей должен, - просто постарайся чувствовать себя здесь, как дома, - даже если появляешься здесь в первый и последний раз.

Отредактировано Marian Lafonte (2017-09-26 12:56:56)

+1

10

Hiatus feat. Shura – Fortune's FoolМэри закрывает глаза, откидывается на спинку кресла. А Рей средний постепенно и медленно стирает слабую улыбку с губ, усиленно сжимая челюсть и играя косым желваком по скуле. Нет, на самом деле он не так позитивен. И это мужчина осознает сейчас, слыша монотонное приглушенное сердцебиение девушки и ощущая терпкий аромат духов, пропитанный нотками домашнего уюта. Поспешно отворачивается, пряча взгляд от уставшей Мэри, морща судорожно острым носом и ладонью растирая область сердца. Тоскливо. Как давно Маркус ощущал себя так комфортно, спокойно и…семейно что ли? Без обязательств. Без косых взглядов и осуждений, что он слишком легкомыслен. Без вынужденного бремени власти. Без попытки даже понять его истинных мыслей и намерений. Человеком. Ответ прост: давно. Очень давно. Ему тогда было четырнадцать лет. Это был I век. Отец и мать были живы. Он был ребенком. Не долго, но был. Считается, что это Дамиану пришлось пройти тяжелейшую школу дрессировки и закалки характера, поскольку он являлся и является единство верным_чистым королём волков. Что ж, пусть так. А что же братья знают о самом Маркусе? Верно, лишь малую часть. Лишь то, что он слишком любит сам себе устраивать проблемы. Лишь то, что он чересчур простой. И ведь уверены все окружающие, что брюнет слишком легкомысленный. Но может ли терпеливый, толерантный волк казаться другим? Это Дамиана боятся. Это боятся Кристофера. Ибо они предупреждают прежде, чем нанести удар. Маркус же не предупреждал никогда. Терпел, а потом молча вертел головы неверных.

Рей средний возвращает взгляд на девушку, стоило ей подать голос, что грудной вибрацией отразился от стен. В нос бьет кислый запах усталости, что ощутила она только сейчас. И надо бы Лафуэнте отправить спать, ведь Марус в конце концов взрослый человек – сам прекрасно со всем справится. Тем более он находится в чужом доме, крайне стесняет хозяйку. Но нет. Обычно Маркус особо не зацикливается на своих ощущениях и девушках…но вот от Мэри отвести взгля благодарности не мог. Она казалась ему так семейно близка. Даже больше, чем на волчьей связи. Он не хотел отпускать от себя девушку…он не хотел терять тот комфорт и спокойствие, что царили вокруг неё. Нежная, добрая, хрупкая. Вместо этого жгуче хотелось подползти к брюнетке, положить ей голову на колени и тихо признаться в том, что он устал, что он не хочет возвращаться обратно в волчий мир, где ему предстоит править. Где ему вновь придется терпеть, где ему вновь придётся решать чужую судьбу, а самое главное вновь закрывать свои мысли, желания, чувства от других извечной ширмой «косячества» - как называл его действия Вега. Вот просто остаться в этом доме.
- Было бы у меня развито чувство самосохранения, то я бы детективом не стал, – Мэри улыбается ямочками на щеках, а Маркус поспешно отводит взгляд в сторону, словно не он сейчас боролся с жутчайшим желанием иррационального поступка, а затем также просто улыбается Лафуэнте, - в этой сфере такое должно отсутствовать напрочь, – сухо посмеиваясь грудью, брюнет с некой растерянностью пальцами потирает щетину, отводя серый взгляд от девушки, - Особенно в моменты таких ситуаций, в которой я оказался дня два назад. – довершает свою мысль, наблюдая за тем, как он машинально играет большими пальцами, крутя их вокруг друг друга, а на танцующем сухожилие ближе к внутренней стороне запястья двигается волчья лапа в виде татуировки.
Словно наваждение. Пришлось даже по-волчьи встряхнуть головой, отгоняя от себя резко возникший образ сказочности Лафуэнте.
Конечно опасались, вы же люди. Уже даже было открыл рот, чтобы озвучить свою мысль, поднимая голову и сужая взгляд, но вспоминает, что ведь перед ним человек, который ничего не ведает в сверхъестественном мире. А затем Маркус невольно улыбается. Улыбается слабо, тепло и больше от удивления. Только сейчас он разглядел, что девушка меченая солнцем. И это кажется Рею среднему так необычно и по-своему очаровательно.
- Да ладно, – усмехается оборотень, отрицательно качая головой в легком недоверии, - ты не могла быть на темной стороне силы, слишком нежна, это тебя хочется оберегать, как истинное добро – но свою мысль Маркус не заканчивает, резко закусив язык, отчего пришлось даже прокашляться. Уж довольно больно прикусил. – Ну скорую, ты бы мне хоть вызвала бы? – вскользь уточняет Рей средний, словно в попытке самому себе доказать, что Мэри просто на себя наговаривает. Прошлое остаётся в прошлом. Подтверждает Маркус кивком головы. Все меняются рано или поздно. И он яркий тому пример. – Ну, прежде, чем стать детективом..то своё личное дело тоже не белыми нитками шил, – ободряюще и как-то жизнерадостно заявляет волк, перехватывая с дивана подушку и удобно притягивая её к себе, укладывая руки, - Не раз попадал за превышение скорости…и убийства. А ещё в IV веке возглавил восстание гладиаторов…ну там и гарем был. Войну развязал, людей убивал.  От воспоминаний о войне 1344 года, мужчина резко жмурится, опуская голову и перетирая пальцами переносицу, словно таким образом стараясь вытеснить воспоминания о самом черном и глупом поступке в жизни. – Уж ты точно не убивала, – и подняв на Мэри серый, открытый взгляд, с скромным добродушием ей улыбается.

Предложение Лафуэнте он принимает. Но ведь Рей ей обязан многим. Нет, умереть бы он не умер, конечно, всё равно бы очнулся…но не найди его брюнетка в той подворотни, то дела были бы явно хуже, чем сейчас. Он обязан Мэри многим. Хотя бы за то, что вернула его в так забытую спокойную, семейную обстановку. За то, что стёрла эти грани неловкости перед знакомым. Приняла. А сейчас улыбалась столь милой, ласковой улыбкой, а темно-карие глаза столь нежно обогревали взглядом. Ну что с Маркуса взять, он привык к более суровым, простым проявлениям и полным отсутствием заботы и беспокойства. Он же волк. Древний. Негласный правитель волчьего мира. А такие к заботе и теплу непривыкшие.
- Тебе, наверное… – понимая, что засмотрелся на Мэри, Рей средний неловко опускает голову, вновь пальцами растирая щетину и прочищая севшее горло, - на работу рано вставать? А тут я своими беседами.. – даже если не вставать ей на работу, даже если она этого не желает, но Маркус её усыпит. Сон и отдых в современном мире это самое дорогое, что есть у человека. Это ему говорил Вега. А девушка и так за два дня с ним намучилась. Волк ощущал этот запах усталости и эмоциональной вялости. А также он прекрасно знал, как его голос умеет усыплять, чем не раз пользовался при определенных обстоятельствах. Пусть ему даже и не хочется отпускать от себя Мэри, зная, что утром он благополучно попрощается с девушкой. Ну может и не совсем попрощается, а в итоге разыщет её вновь. Ну если условия её жизни позволят ему вмешаться. Волк ещё не до конца решил что больше хочет: защитить Мэри от своего мира или же попытаться втянуть. Рационально мыслить мешала благодарность и всё ещё тончайшая грань недавнего знакомства. Пока лишь мужчина был обязан и благодарен. А по долгам следует платить…таким правилом, кажется, жила какая-то семья..точно, семья Борджиа.
Но вот сейчас Маркус был уверен в правильности своего решения, пусть и перечил приказу брата. Но Лафуэнте брюнет забирать не будет.
- Когда я был маленький, и не хотел спать, то мама мне всегда рассказывала про другие миры, – пусть это не то, что хотела услышать Мэри от Маркуса, зато Рей знал, что делает, - другие, параллельные нашему. Что существует гораздо дольше, чем наша Земля, – голос медленно сходил на грудной шепот, гипнотизируя собой и так уставший разум девушки, - Про мир Древних, что и создали нашу вселенную. И одним из таких древних являлся Ктулху.. – грудной шепот постепенно сходит до убаюкивающей грудной вибрации, - такой страшный монстр, что жил в водах Тихого океана… – но договаривать не пришлось, Мэри отключилась.
- Я же говорил, что тебе на работу вставать. – слабо улыбается Маркус одними уголками губ, тихо вставая с пола. Как перед глазами возник Джек. Этот кот явно был умней, чем казался и куда уверенней. Рей останавливается на пол пути к Мэри, поднимает обе руки ладонями вверх, шутливо сдаваясь, - Я всего лишь отнесу Мэри в комнату. – и Маркус готовь поклясться, что эта живность его поняла, уступая дорогу. Никогда не любил кошачьих. Блеснув волчьим взглядом на кота, недовольно шипит рыком, отгоняя от себя Джека.
Осторожно, стараясь как можно меньше тормошить Лафуэнте, с кресла взял девушку себе на руки. Медленно, периодически пропуская грудной вибрацией слова, когда брюнетка опасно шевелилась, но перенёс в комнату, тихо закрывая за собой дверь.
- Джек, а Джек, – разжимая пальцы, выпуская дверную ручку, Маркус опускает взгляд себе под ноги, где ожидали его желтые кошачьи глаза, - я бы сейчас не отказался от чая., – и дотопав до гостиной, выключая везде свет и стягивая одеяло, удобно улегся на полу, освобождая коту диван. Спать, естественно, оборотень не собирался. Его задача была в выявление есть ли рядом охотники или нет. – Если услышишь или увидишь что-то подозрительное, то сообщи, – шутка, конечно, Рей сам способен похвастаться обостренными инстинктами, но его не отпускала мысль, что зверюга очень умна. – а хозяйка  у тебя…очень ласковая, – замявшись, пытаясь подобрать характеристику в своей голове, больше для самого себя заключает брюнет, чем для кота, что сейчас желтыми глазами следил за укрытой одеялом спиной Рея среднего.

+1


Вы здесь » Funditus: Price of the soul » Суровая реальность » держи меня за руку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC