Как тебе такая информация. – рыкнула Сальери и запустила в спину Ньюмана маникюрные ножницы, такие маленькие, но довольно острые. [продолжить читать]
Вверх Вниз

Funditus: Price of the soul

Объявление


Сюжетная очередность:

ep. p.1— Yennefer Richter - 15.12 ep. p.2— Dave Newman - 16.12

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Funditus: Price of the soul » Омут Памяти » И во мне, сама знаешь, просыпается демон


И во мне, сама знаешь, просыпается демон

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Код:
<!--HTML--><center>

<div style="width: 549px;
    background: url(http://funkyimg.com/i/2xutE.jpg) no-repeat top, url(http://funkyimg.com/i/2xutF.jpg) bottom no-repeat, url(http://funkyimg.com/i/2xutD.jpg) repeat-y;
    overflow: hidden;">
<br>
<div style="    padding: 10px;
    text-align: justify;
    font-family: bodon;
    font-size: 12px;
    line-height: 100%; "><center>

<div class="gostev">
<div style="width: 495px; margin-top: 0px;">
<br><br>
<div class="gostev2" style="font-size: 25px; margin-bottom: 15px; margin-top: 10px; color: #8d7225;
    text-align: center;
    font-family: 'Augusta'; font-size: 35px; line-height: 45%; letter-spacing: -1px;  text-shadow: 1px 1px 0px #1d1615">И во мне, сама знаешь, просыпается демон</div><br><br>

<center><img src="http://s0.uploads.ru/t/n79JX.gif"> <img src="http://s6.uploads.ru/t/axMvV.gif"></center> <br><br>
<div style="width: 496px; text-align: center; font-size: 14px; line-height: 100%;">
<center><i>Evita Martel, Dave Newman</i><br>
<i>Испания→ Барселона; 20.11.1826 год </i><br><br>
<div style="color: #542d0c; font-size: 20px"><center>❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖</center></div><br>
<i>По возвращению Дейва в Барселону и занятие главы собственного клана проходит три месяца. Мужчина за это время успевает обзавестись врагами и завистниками, не привыкшими видеть этого вампира на своей территории. Так в клане Ньюмана оказывается шпион, чья цель в итоге убрать британца.
и всё бы пошло хорошо, если бы в игру Лютера не вмешалась Эвита. </i></center><br><br>
<tr>
<td>

+1

2

примерный внеш вид*
- Что ещё за Лютер? – с пренебрежением, сухо в нос пробурчал Дейв, захлопывая за своей спиной дверь кабинета. Хмуро, без особого интереса, британец как-то поспешно крутит в своих руках небрежно запечатанный конверт. С трудом разобрав размашистый, обрывистый и слегка, нервный почерк, одной строчкой гласящей о его имени, Ньюман с тяжелым вздохом через нос кладет конверт на стол, не распечатывая письма.
По возвращению Дейва в Барселону обратно в свой клан, мужчина стал с каждым днем получать всё больше и больше предупреждающих писем. Решительная, жесткая политика британца, нетерпящая конкуренции, не особо устраивала привыкших к свободе ночных жителей. Но, увы, они обитали на территории  Ньюмана, а, следовательно, должны были следовать политики брюнета. Какие бы причудливые у него не были взгляды на жизнь. 
Поэтому Дейв уже не реагировал к таким посланиям, а относился к ним даже с неким юмором, привносящим разнообразие в серую, однотипную жизнь.
- Ты знаешь, кто такой Лютер? Знакомое имя..кажется, – расстегнув фрак, Дейв его медленно снимает, обходя свой рабочий стол, - я его даже видел, – и развернув к себе девушку, восседающей в его рабочем кресле, британец слабо в жесте приветствия улыбается уголком губ. Не дождавшись вразумительного ответа Элеоноры, брюнет вновь тяжко вздыхает, но уже не взирая на шатенку, а больше занятый своим фраком, который прятал в шкаф с вещами, однако, жилет снимать не стал, сохраняя нормы и правила хорошего тона. На любопытный взгляд вампирши, небрежно и легко пожал плечами с намеком, что на очередном балу ему было бессовестно скучно, и именно поэтому он так рано вернулся в особняк своего клана. – Ты хоть бы зажгла свечи что ли,- усмехнувшись, мужчина вновь обходит свой рабочий стол, оставляя Элеонору за своей спиной. Теперь ему даже стало интересно взглянуть на это письмо, поскольку память упорно не хотела припоминать образ этого отважного посланника, однако, имя не давало покоя. Когда-то и где-то с этим Лютером Ньюман имел неосторожность столкнуться. А судя по почерку, тот этот человек или нечеловек был довольно импульсивен и отчасти безрассуден на решения.
Почесав пальцами переносицу, хмуря в задумчивости лоб и сужая глаза, отчего в уголках мелкими лучиками разошлась сетка возрастных морщин, подчеркивающих его далеко не молодой возраст, Дейв всё-таки открывает конверт. А внутри лишь чистый лист бумаги, по краям обгоревший и почерневший от копоти. В нос резко бьет едкий запах дыма, отчего брюнет невольно и инстинктивно, морща носом, отодвигает от себя бумагу. И лишь через несколько минут, в полнейшей тишине, слышится мурчащий, грудной смех Ньюмана, словно отмечая, что оригинальность парня ему понравилась. – Представляешь, – обернувшись полубоком к Элеоноре, отмечая её поднявшийся со страниц книги взгляд на него, продолжает улыбаться вампир, протягивая девушке обожженную бумагу, - самое оригинальное, что я видел, – теперь повернувшись к канделябру, полыхающему тусклым пламенем свечей, Дейв поднимает лист на одном уровне с огоньком, просвечивая письмо насквозь и оценивающе присматриваясь, жмуря левый глаз, - послание о том, что моё время сочтено, и в моём окружение есть его человек – британец смеется с некой долью зловещности, сотрясая грудную клетку и сжигая чистый лист в пламени свечи.
И тут тишину разрывает отчетливый многоголосый крик и брань где-то в особняке. Ньюман резко встает с края стола, выжидающе поглядывая на дверь, к которой стремительно приближался нарастающий шум. Причем этот шум явно был полон физической боли. Обоняние Дейва ощутило многослойный, разнообразный аромат крови. Именно он будоражит нутро вампира, выводя на первый план его инстинкты зверя, что он так усердно в себе подавляет с 1344 года.
Сделав пару шагов к двери, британец оборачивается к Элеоноре, точно также подскочившей из-за шума, но, в отличие от брюнета, девушка не стремилась узнать что там, привычно полагаясь на сильное плечо своего «старшего брата». Он молча машет головой, чтобы вампирша не выходила без его знака, чтобы не происходило снаружи.
Перехватив канделябр с свечами, брюнет в несколько коротких, решительных шага преодолевает расстояние от стола к двери, а затем легко переступает порог своего кабинета. Но в представшей перед его глазами картине Ньюман не видит угрозы для себя и Элеоноры. Вряд ли эта хрупкая брюнетка могла нести в себе опасность, правда, пару лежачих вампиров, пачкающих своей кровью толстые ковры на полу, и притянутый за какую-то часть тела другой вампир, находящийся в руках незнакомки, почему-то намекали на обратное.
Ньюман хмурится, напряженно поигрывая жвалками на стиснутой челюсти. Видно, как поигрывают сухожилия пальцев свободной руки.
- Что здесь происходит? – как-то спокойно, больше в деловой манере интересуется брюнет, красноречиво описав кругом валяющиеся тела его вампиров и закрывая за своей спиной дверь кабинета, словно за его спиной было то, что он готов был беречь ценной своей жизни. – Я не люблю поздних посетителей, – усмехнувшись, брюнет переводит свой блекло-голубой взгляд на мужчину, что был в руках девушки. Несколько минут томительного молчания со стороны Дейва, не спешащего отвечать на слова брюнетки. Вместо этого лишь пронзительно блеклый взгляд, изучающий миниатюрную посетительницу напротив, наконец ступившей на последнюю ступень лестницы. – Я тебя вспомнил, – совершенно не в тему тихо констатирует факт Ньюман, - видел пару раз на балу..кажется, нас даже знакомили, – британец неловко улыбается уголком губ, оголяя белоснежные клыки, -так чем обязан?

+1

3

Многие годы я была рабыней собственного кошмара... Грезила про свободу и все никак не могла найти выхода из того болота в котором погрязла с головой. Слабая, ничтожная, сломленная кукла собственного мастера считающая себя верным воином... идеальным солдатом. Вот кем я была на самом деле. Да, я убивала. Я калечила, и ломала судьбы людям. Порой мне даже это нравилось, но... в большинстве случаев я не желала этого делать, и в то же время наслаждалась каждой секундой чужой агонии боли, ведь это значило что меня больше не будут бить или насиловать. Когда я потеряла себя? Как случилось так, что я больше не вижу света в конце тоннеля? Почему мои руки погрязли в засохшей крови? Как отмыть себя от этого ужаса и как освободиться из все еще продолжающегося ужасного сна? Я не знаю. Я вообще ничего не знаю! У меня есть собственное задание, есть цель, и всё. А большего мне пока и не надо.  - Примерно эти мысли посещали Эвиту вот уже шестой год подряд. Она с отвращением смотрела на свои руки, с не менее большим презрением ощущала как жесткие пальцы ее мучителя ласкают ее тело, и в то же время она с невероятным ожиданием и покорностью ждала того момента, когда собственноручно разорвет его на части, и будет упиваться болью Лютера так, как когда-то это делал он.

И вновь заброшенное давным-давно помещение оглашает истошный крик боли, в то время как пол орошается свежей кровью жертвы. Здесь не было никого кроме Тессы, и ее гостя, подвешенного за руки к потолку, и в данный момент пытающегося осознать что еще один такой порез, и его тело попросту перестанет регенерировать. - Янг, просто расслабься, больно будет лишь немного, - тихий мелодичный голос врывается в шумящую голову вампира заставляя того оскалиться и зашипеть. Глупо с его стороны, ведь в следующую секунду нож, лезвие которого составлено из чистого серебра, проходится по его скуле и шее оставляя за собой кровоточащий и дымящийся порез. - Мне нужно только имя, - тихо шепчет она касаясь мочки уха языком, с удовольствием отмечая как участилось его сердцебиение. - Ну же, просто скажи его, и все прекратится. - Нежные пальцы пробегаются по торсу мужчины зацепляя еще не до конца закрывшийся порез, проникая в глубь его тела, разрывая мясо на куски. - Скажи мне имя, Янг! - С нажимом выговаривает она теряя терпение и погружая пальцы глубже, в грудную клетку, нащупывая сердце и царапая его ногтями. - Ты ведь знаешь что я с тобой сделаю, если и дальше продолжишь молчать. - И вновь обманчиво спокойный голос брюнетки прорезает тишину помещения. Сердце испуганно бьется в растерзанной груди, но ему не убежать, он в ее власти. Это знает Тесса, это чувствует и вампир от чего на его глазах проступают слезы. - Грегори, - тихий голос, словно шелест листвы вырывается из потрескавшихся губ узника. - Это... его... - с трудом выговаривая каждое слово он с невероятной надеждой взирая в глаза Эвиты, но не видит там ничего, кроме стальной решимости и жажды мщения. Ей было все равно выживет ли этот парень. Ей было плевать скольких еще ей придется убить. Она желала мести. Нуждалась в смерти Лютера. И если для этого ей придется отдать в жертву еще одну жизнь, что ж, она готова заплатить эту цену! - Молодец. - Сухо отвечает брюнетка. - Ты был достойным воином Янг. - Все тот же спокойный голос, ни грамма сожаления или какого-то еще чувства, а в следующую минуту тело мужчины вздрагивает от резкой боли от действий шатенки. Невероятно быстрым движением она вытаскивает свою руку из груди вампира, хватает катану, лезвие которой так же сделано из серебра, и отделяет голову от остального тела...  - Жаль что именно ты оказался тем единственным, кому доверил эту тайну Лютер. Прости, Янг, - тихо говорит она скидывая тело, и его голову на открытую часть заброшенного дома. Туда, где вовсю светило солнце. Минута, вторая, и вот... тело некогда искусного воина охватывает пламя превращая его кости в прах. - Покойся с миром, Янг, - тихо говорит она, чувствуя как в середине назревает буря. Эвита рвалась изнутри, пытаясь вернуть себе контроль, но Тесса больше не желала ждать, ведь сейчас, с приездом в город Ньюмана, у нее появился призрачный, но шанс на то, что Лютер будет убит...

Дождавшись ночи, во все еще окровавленном иссиня черном платье, девушка отправляется в особняк клана Морфаур, но не успевает туда дойти, как случайно в лесу видит темную фигуру. Грегори, - запах нужного ей вампира заставляет девушку невольно улыбнуться. Как мило с твоей стороны самому прийти ко мне в руки, - все так же мысленно усмехается она, переходя на плавные, едва слышные шаги. Несколько мгновений, и шатенка появляется сзади вампира столь резко и неожиданно, что тот даже не успевает толком осознать происходящее. - Ну здравствуй, Грегори. - Нежный, бархатный голос шатенки заставляет вампира невольно сделать шаг вперед, а в следующую секунду он уже летит в первое попавшееся дерево. Нет, убивать этого мужчину Тесса не собиралась, он был нужен ей живой. - Поспи пока, - шипит девушка, хватая того за голову и с силой ударяя о первый попавшийся булыжник. Так, на всякий случай, чтобы не рыпался пока та будет тащить его к Ньюману, и не испортил ей сюрприз. Кстати говоря особняк встречает девушку не совсем радушными оскалами, и наглым заявлением чтоб шла откуда пришла. Нет ну нахалы посмевшие ей перечить конечно заслужили на смерть, но... здраво рассудив что так Тесса окажется в одной лодке с Лютером, решила их просто отправить поспать, ну или вывести из строя, как получится. Первому  были сломлены руки и ноги в нескольких местах, второй отправился в кусты считать свои зубы, вместе с костьми. Остальным она лишь немного поломала конечности, или же спустила пару раз с лестницы. Кстати говоря мужчины ей попадались какие-то совсем уж не воспитанные. То и дело сквернословящие, а один так вообще вовсю стал ее обзывать, потому не странно что когда в коридоре показался хозяин особняка, на полу валялись не только бессознательные тела его воинов, но и еще парочка истекающих кровью и с невероятным изумлением взирающих на собственные вырванные языки наглецы. - Прошу прощения за поздний визит, и да, за беспорядок тоже извиняюсь, ваши люди были немного... не любезны. - С заминкой проговорила она чувствуя как Грегори возвращается  из мира грез. - Гм... одну секундочку. - Быстрым движением девушка наклоняется над неподвижным телом Грегори, четкими, резкими движениями ломает руки и ноги мужчины, после чего предельно спокойно поднимается с одной поднятой рукой, второй же все еще держа стонущего шатена за ногу. - Знаю, это выглядит не совсем миролюбиво, но я к вам с миром, и... - Договорить ей не дает все тот же пленник тихо простонавший что-то отдаленно напоминающее - сучка, так это ты предала мастера...- Тем не менее дальше говорить у него возможности больше не имелось. Одно выверенное движение, и тот летит к ногам Ньюмана, ударяется затылком об пол, и вновь теряет сознание. - Что-то он слишком хрупким стал, - задумчиво говорит шатенка с невероятно красивой улыбкой на лице взирая на собственноручно избитого вампира. - Ну, конкретно эта наглая рожа заслужила еще парочку сломанных ребер. - И как будто не она только что устроила тут кавардак, девушка с невероятной грацией оправляет собственное испачканное в крови платье, приседает в небольшом, но тем не менее почтительном реверансе, и с мягкой почтительной улыбкой представляется. - Меня зовут Тесса, но думаю вам представляли меня как Эвита Мартел. В данный момент хозяйка тела спит, я же взяла на себя смелость помочь вам в обнаружении шпиона, кстати вон он лежит у ваших ног. А так же я хочу предложить вам мои услуги в качестве советника по делу Лютера. - Помолчав несколько секунд, девушка немного извиняющимся тоном, (будто маленький ребенок только что нашкодивший признает свою вину) добавляет. - Я пришла предложить вам сделку, выгодную как для вас так и для нас... меня.

p.s.

я читала бестиарий и знаю что серебро слепит глаза, но принимая в расчет подготовку Эвиты могу с точностью утверждать что к такой боли она просто привыкла, ее любимые наборы для пыток как раз с серебряными наконечниками, так же как и оружие коим она пользуется  с самого начала.

+1

4

Коридор наполнен стальным, соленым запахом вампирской крови вперемешку с ароматом мяты и зеленых яблок, что исходил от недавно вычищенного ковра, теперь залитого чужой темно-алой кровью. Дейв пренебрежительно морщит носом, мельком осматривая своих людей и подмечая кровавые разводы с отпечатками пальцев на темно-кремовых без узорных обоях. Паника, испуг, боль. Аромат в комнате сквозить всеобщим животным страхом самосохранения и пульсирующей физической болью. А во главе вакханалии, едва ступив с последних степеней лестницы, стояла хрупкая, вызывающая своей дерзостью и самоуверенностью брюнетка, извиняющаяся за беспорядок и невежество его же людей, ответственных за его защиту. Левая бровь легко ломается уголком, пока на худых, острых скулах играют тонкие желваки сомкнутой от гнева челюсти с трудом сдерживающего себя в руках вампира. Довольно комичная ситуация, когда в его же доме, кромсают его же людей и при этом пытаются оправдаться тем, что все виноваты сами...я просто проходила мимо. – Ну они хотя бы выполняли свою работу, – сухим грудным рыком цедит сквозь сомкнутые зубы британец, пытаясь не разжимать челюсть, чтобы не выпустить волну собственного ледяного, пугающего спокойствием, гнева, - а у тебя какое оправдание… –канделябр ставится, не глядя, на рядом стоящую тумбу, пока суровый, перелечивающийся хищной зеленью подозрительный прищур проедает брюнетку насквозь, - на этот счет? – фраза совершенно сходит на приглушенный шепот, пока кисть неразборчиво выписывает круг в воздухе и опускается по шву брюк, выбирая неизвестно откуда деревянную трость. Прокрутив ту в своих пальцах, идеально выпрямляясь в спине и отходя от двери небрежным, княжеским шагом давно забытых времен, Дейв выжидающе замирает, нетерпеливо цокая тонким железным наконечником трости по деревянному паркету, слегка отставляя ту с рукой в сторону, пока ладонь второй руки спрятана в кармане черных брюк.     
- Кажется, у нас с тобой различное понятие «придти с миром», – тихо, расслабленно грудной клеткой легко пересмеивается Дейв, плохо скрывая свой сарказм и явное нетерпение, - или я значительно отстал от времени, – испустив обреченный, демонстративно - скучающий, выдох носом, мужчина легко пожимает плечами, опуская свой прищур с девушки на пленника у её ног, стоило тому только прохрипеть нечто членораздельное в ковер. – Ты мне все ковры забрызгала кровью, -с некой скрытой брезгливостью поморщив носом на отзвуки ломающихся костей, Ньюман отрицательно качает головой, тростью указывая на черные лужи крови, впитавшийся в темно-зеленый ковер с толстым ворсом. Вечер определенно приобретает новые краски. И снова тяжко выдохнув, набираясь терпения и осознания с кем и чем ему сейчас придётся работать, Дейв наконец разводит руками в воздухе в пригласительном жесте, словно подгоняя девушку быстрей разъяснить тему своего визита.
Недовольно слабо прицокнув, слегка закатив глаза к потолку от грубости новой знакомой, Ньюман ногой останавливает прилетевшего к нему Грегори, что тут же теряет сознание, встретившись затылком с недавно начищенным деревянным паркетом. Вампир неосознанно дергает носом в нервной манере, сбивая резко хлынувший аромат крови и свежего мяса, металлическими нотками красной пелены, дрожащим в воздухе. Дейв на пол шага отступает назад, опуская голову вниз и неотрывным прищуром въедаясь с окровавленное лицо бывшего члена клана. Затем, тонким позолоченным наконечником трости откинув безвольную руку с груди парнишки, наступает на неё ногой, удерживая своим весом безжизненное тело на полу. – Если ты и дальше, – тихо обращается Дейв к девушке, не поднимая на неё взгляда, а лишь изучающее поворачивая тростью голову Грегори на бок, - будешь ему что-нибудь ломать, то просто убьешь его, – и отставь от тела, но не убирая ноги с грудной клетки парня, незаинтересованно возвращает своё внимание на Тессу, невольно вздрагивая от её слишком обольстительной улыбки, что так не вязалась к перепачканному кровью внешнему виду. Слишком ух контрастна была нежно-обольстительная улыбка на фоне разыгранной вакханалии. Если хочешь узнать своего врага, то начни с его людей. Змеей усмехнувшись на свою мысль, легко приподняв брови, беззвучно грудью смеется на предположения Эвиты-Тессы. Ну ладно. Не любил вампир терять контроль ситуации из своих рук, и ему не составляло труда вернуть контроль обратно. Тем более когда девушка сама предлагает такой исход. Лютер. Жалкий щенок без капли знаний о стратегии. Ну посмотрим.
Упустив из внимания представление Эвиты-Тессы о хозяйках тела, пока не особо вдаваясь в столь не заинтересовавшую его весть, британец медленно снимает свою ногу с груди вампира. Играючи провернувь трость в пальцах, слабо посмеиваясь себе под нос, Дейв по пути к своему кабинету лишь движением правой кисти в воздухе раздал одному ему и его людям понятные указание, которые тут же поспешили исполниться.
Эли, выйди, пожалуйста. У меня дело. –придерживая рукой дверь с темно-зеленой, вельветовой шторой, пропуская мимо себя шатенку, мужчина, любезно улыбнувшись, жестом пригласил пройти в свой кабинет Тессу, следом за ней зашвыривая шпиона и закрывая за своей спиной дверь на ключ. – Присаживайся, – скинув парнишку на диван, в котором он так удачно зарылся в подушки с головой, пока регенерировало его тело от полученных ран, британец же указал рукой на рядом стоящий с рабочим столом стул, сам при этом предпочитая оставаться на ногах. Он ещё не совсем разобрался в сложившейся ситуации. Именно по этой причине он так осторожно и медленно прощупывал почву под ногами в виде Эвиты  и Грегори.
Помолчав пару минут, изучая брюнетку со спины, Дейв наконец обходит её, пальцами аккуратно больше в изучающей манере цепляя длинные черные локоны, слегка завитыми на концах, так удачно свисающих со спинки стула. Остановившись возле стола, отставив трость в сторону и сложив руки у груди–Во-первых, почему я должен тебе верить?. – кивнув головой в сторону Грегори, неоднозначно вертит своей кистью в воздухе, намекая, что он жаждет куда большей изысканности, чем ломание костей, - Да и с чего ты взяла, что мне нужен советник по делу этого жалкого.. – поперхнувшись, стараясь не опуститься до уровня оскорблений, на минуту замолкает Ньюман, продумывая в голове как бы выразиться на счет Лютера и не показать своей незаинтересованности в данном камушке в ботинке, что и не мешает, но и остаётся по усмотрению хозяина, - Лютера. Неуравновешенный вампир с манией величия. Видал таких и не один раз, – слегка нахмурившись и обыденно пожав плечами, скриви нос, заключает свою мысль британец, наконец, отходя от стола и пряча руки в карманах брюк. – И, самое главное..зачем тебе предавать своего мастера? – усмехнувшись, слегка вздохнув грудью, брюнет обходит девушку полукругом, - Знаешь ли, у меня нет основания верить словам девушки, что предает своего хозяина и швыряет шпиона к моим ногам, – слегка склонившись над плечом брюнетки, опустив взгляд на её сложенные на коленях руки, так неестественно белеющих на ткани черного платья, грудным шепотом вопрошает вампир.
- Я сказал лежать, – уже громогласный, злобный рык мужчины оглушает комнату, заставив, наверное, вздрогнуть даже Тессу, которой он секунду назад тихо шептал свои вопросы на ухо. Медленно разгибаясь в спине и оборачиваясь к ожившему Грегори, Ньюман ведёт головой, как засевший в охоте зверь. Пройдя мимо девушки, расстегивая жилет и скидывая его на стол, попутно подбирая возле стола свою трость, Дейв резко вскидывает ей в сторону, удлиняя и утончая основание. – Ну посмотрим сейчас на вашего Лютера, – замахнувшись, несильно хлестнул со свистом тростью по ногам парня, - Сможешь меня победить – и я тебя отпускаю живым. – любезно улыбнувшись клыками, чуть склонив голову к плечу, не глядя на девушку, но ощущая по аромату мяты, что та собралась встать, резко направляет в её сторону свою удлиненную трость, - Сидеть. Прелесть моя,  - спокойный баритон грудного голоса, -У меня этот трюк любила одна подопечная, – больше тихое обращение к самому себе в хищном выжидающем оскале, пока трость возвращалась в направление вампира, всё ещё лежащего на диване в подушках, а сам Дейв медленно разувался, запихивая ногой обувь под диван.
- Ну? – вскинув бровью, пальцами в воздухе играюче, резко отпрыгивает назад на несколько метров, поскольку Грегори неожиданно подскочил с дивана  попытке схватить британца за торс. Развернувшись на пятках, вдоль спины горе шпиона с металлическим свистом приложился своей тростью, ногой подпихивая для ускорения. Легко просмеявшись, пока пару раз пропрыгал на месте, разминаясь, Дейв получает удар в челюсть, отчего по инерции пошёл в бок, мотнув головой к плечу. – Ну молодец, – с хрустом поправив кость, довольно соглашается вампир, одобрительно округлив блекло-голубые глаза. А вот следующий рывок Грегори был с крахом уложен на пол одним ударом тростью по ногам. В этот раз ступня брюнета оказывается промеж лопаток вампира, прижимая того к полу, - Мне нужно лишь узнать, задумывалась на меня засада или нет, – спокойно предупреждает Ньюман, корпусом склоняясь над телом парнишки, локтями упираясь в согнутое колено, - Всего лишь место и время, – но в ответ какая-то пафосная речь о том, что мастера не предают и безрезультатная попытка встать.
- Оу, так вы прошли школу Японии? – качнув удлиненной тростью в сторону Эвиты, восседающей в кресле, обыденно интересуется у той Дейв, - Или Китая? – и резко убрав ногу со спины Грегори, позволяет тому встать. Очередной рывок и замах парня, в то время как Ньюман своей спиной оказался за его, - А знаешь, мне нравится тебя злить, – подшутив над соперником, британец корпусом наклоняется вперед, уходя от удара и переваливая через себя вампира. С новым резким свистом трость хлестом проходится уже вдоль грудной клетки, поскольку Грегори лежал лицом вверх. Игра. Всего лишь самая обыкновенная игра. По гневу определенных, приближенных людей и их повадкам можно догадаться о повадках и гневе их хозяина. Именно поэтому столько много столетий у Дейва Ньюмана нет даже претендента на роль правой руки от слова вообще, а о приближенных и вовсе не упоминается. Если врете вы оба, то участь вас ждёт одинаковая. Кто сказал, что Дейва действительно интересует есть ли на него засада или нет? Если к нему пришла Эвита-Тесса, то она однозначно знает ответ на этот вопрос. Она знает и место, и время. Она только не осведомлена об истинных возможностях британца. Зато обладала той информацией, что необходима была бы Ньюману при случае, если бы он на самом деле жаждал смерти Лютера.
- Если этот Лютер такой же, как Грегори. То картина ждет меня жалкая, – через несколько минут после игры с озверевшим вампиром, что сейчас замер, будучи ощущая своё сердце зажатое пальцами Дейва, при этом так и не попавшего ни под единый удар после того случая с челюстью, Ньюману наконец надоедает. Информацию, что он выпрашивал из шпиона получил уже несколько секунд назад, пока тот шипел угрозы в порыве ярости. Теперь же никакого смысла в нем нет. Вот только жалко портить ковер в кабинете. В чем он не постеснялся признаться, отдавая обездвиженное бессознательное тело-овощ в руки своих людей.
Тяжко вздохнув, пока стоя спиной к брюнетке он обувался и складывал трость в обычное положение, Ньюман наконец садится за свой рабочий стол, - Так напомни мне почему тебе так нужен я, и не нужен твой мастер? – встряхнув в воздухе белым платком, с демонстративной медлительностью поочередно начинает вытирать окровавленные пальцы, - И что я буду с этого иметь? Уж прости, как-то меня не тянет доверять девушки, что так легко бежит на стороне договариваться об убийстве своего создателя.

+1

5

С трудом подавив желание зашаркать ножкой, и притвориться глупенькой наивной девчонкой, которая и знать не знает почему тут всё в крови, и стонущих зализывающих собственные ранения мужчин, Тесса все же мило улыбается и тихо отвечает - А они не качественно выполняют свою работу, даже не спросили кто я, и по какому вопросу. Грубые они у вас, как есть грубые и не воспитанные. Так выражаться при даме даже уличные воришки не смеют, а эти... - С наигранной строгостью девушка оглянулась на недавно учившихся летать и считать зубы мужчин, в то время как те дружно, и как-то нервно сделали синхронный шаг назад. Какая прелесть, - мысленно порадовалась их единодушию шатенка. Нет, конечно она не желала еще сильней омрачать и так не совсем ангельское настроение ее собеседника, к тому же лишняя агрессия ей сейчас была совершенно не на руку, тем не менее посмей кто-то из этих парней повторить то, что они говорили несколько минут назад - Тесса вырвет им языки повторно. Но казуса не случилось, на удачу их невольным слушателям, а потому с милой улыбкой на лице, поворачивая голову на правый бок, аки сломанная кукла, она с интересом ожидает дальнейшего развития событий. А когда мужчина начинает читать нотации в стиле Лютера, "ты мне все ковры кровью запачкала" или "Тесса, неужели ты забыла как ломать кости не разбрызгивая кровь?" девушка с трудом подавляет в себе желание оскалиться, но тем не менее тихого рыка сдержать не выходит. - Я старралась действовать как можно мягче, - вновь приносит свои извинения, хотя те скорее уже выглядят как откровенное шипение змеи. Эти мужчины, вечно им что-то не нравится! То ковер испачкала, то не так руку сломала, то вообще убила быстрее чем надо было! Хоть бы свою охрану научил с женщинами говорить. - Стискивая кулаки до крови, девушка невероятной силой воли заставляла себя стоять и мило (по ее мнению) улыбаться, правда почему-то вместо улыбки выходил оскал маньяка, но она же старается произвести впечатление хорошей девочки! Тем не менее, ее внутренние мучения были не напрасными, ибо спустя какое-то время Тесса все же оказывается в кабинете шатена, что не может не радовать ее. Правда представление что последовало за сим заставляет девушку усомнится в правильности выбора стороны союзника. Дешевое представление столь похожее на действия Лютера заставляют шатенку сесть так, чтобы в любом случае она могла дать отпор и уйти из этого особняка. Да, она пришла заключить сделку, но если  Ньюман окажется таким же как и ее создатель - сотрудничества у них точно не выйдет, ровно как и дружеских отношений.
- Пара тройка сломанных костей не убьет такого слизняка как Грегори. - Уже немного спокойней говорит она, с отвращением глядя как парень зарывается с носом в подушки, надеясь быстро восстановить утраченные силы. Давай-давай, я тебе еще что-то с удовольствием сломаю по старой дружбе. - Наверное мстительные мысли слишком четко отразились на ее лице, ибо иначе как объяснить действия шатена, который с интересом стал осматривать собеседницу. Тем не менее нервной дрожи от соприкосновения мужских пальцев к ее волосам сдержать Тессе не удалось. - Во первых не прикасайся к тому в безопасности чего не уверен, - скорее себе, чем мужчине шипит девушка, но в следующую секунду нервно прикусывает нижнюю губу и уже более спокойно бормочет. - Извини, лучше не прикасайся, слишком сложно удерживать себя от ответной реакции. - Какой именно она не уточняет давая шанс шатену понять все самому. Ну не нравится ей прикосновения мужчин, выворачивает лишь от одного осознания что именно делал с ней Лютер, от чего волна дикого желания убивать порой сносит крышу заставляя совершать не самые этичные действия по отношению к противоположному полу. Тем не менее слова мужчины немного успокаивают шатенку, а некоторые высказывания и вовсе заставляют нервно улыбнуться. Нет, не от радости или раздражения, скорее от горьких воспоминаний коими владеет Тесса, и о которых не ведает Эвита. - Жалкий? Ахах, - смех сквозь злобное шипение, рождается где-то очень глубоко внутри девушки что словно окунаясь в собственное безумие более не видит ничего вокруг, лишь толпы мерзких и болезненных воспоминаний. - Как же черт возьми четко ты подметил про неуравновешенность Лютера и его же манию величия. Да, это и впрямь хорошее описание этой мрази, вот только ты не знаешь истинного размаха его действий. Это монстр в овечьей шкуре. Рядом с ним кошмары ночи кажутся совершенно безобидными созданиями. Он болен, и он жаждет власти. Твоей власти для начала, а потом и остальных. Ему плевать на всё, он идет к своей цели словно безумный буйвол напролом. Он.. - Договорить девушка так и не успевает, ведь вновь пришедший в сознание Грегори как всегда обрывает ее слова на корню. Мерзкое ничтожество умудрившееся пошатнуть веру мастера в ее преданность, заставивший Тессу делать выбор между собственной местью и жизнью. С тихим шипением шатенка резко поднимается со стула, но... почему-то с послушностью опускается в кресло вновь, стоит только Ньюману приказать. Что это?- Шок и не понимание собственных действий наверное отражается и на лице девушки, но она беззвучно усаживается в кресло, и с каким-то отрешением смотрит на бой двух мужчин. - Почему я слушаюсь его? Почему не нападаю? Я ведь спокойно могу дотянуться до Грегори, сломать ему пару тройку костей, это же не убьет его, а мне будет приятно от его боли. Неужели Эвита вновь перетягивает управление в свои руки? Нет, не пущу! Еще рано! - Мысленная борьба немного отрезает девушку от реальности от чего та невольно вздрагивает от вопроса мужчины заданного скорее как Грегори так и ей. - Япония, - тихо отвечает она, мысленно давая себе оплеуху за невнимательность и рассеянность, пока Ньюман легко и непринужденно побеждает соперника. Тряпка, - с отвращением думает Тесса, видя как некогда сильный вампир, "любимый ученик" мастера, оседает на руках вошедших безмолвных мужчин. Что сказать, представление Дейв показал отменное, и если бы не школа Лютера, девушка бы уже с восхищением или же страхом смотрела на британца, вот только вместо положенных эмоций на ее лице застыла маска обыденности и некой скуки, ровно до тех самых пор, пока мужчина не сел за рабочий стол, и не повторил уже задаваемый им вопрос. - Как бы банально и пафосно это не звучало, но я хочу мести, и... возможности начать новую жизнь.- Деловой тон совершенно не читался с той гаммой чувств что отражались на лице девушки, тем не менее решительность с которой она начала говорить не пошатнулась даже после того что она здесь увидела. - Лютер. Я не просто так назвала его монстром. - Тихий голос шатенки напоминает шепот мертвеца, но этого звука вполне достаточно для древнего вампира дабы услышать всё, а остальным находящимся за дверью знать ничего не надо. - С детства я помню лишь боль и отчаянное желание попасть на свободу, вечное насилие и избиения, мерзкие прикосновения и приказы, приказы, приказы. Безумец решивший взрастить идеального солдата не считавший меня за человека. Вот кем на самом деле является Лютер. Он тот, кого я жажду убить любой ценой, и в то же время не могу. Почему? Сама не знаю, но... сколько возможностей уже было, сколько шансов и всё бес толку, словно какой-то барьер что невозможно преодолеть. Он ломал меня, неоднократно. Болью, насилием, убийством матери, и приказом убить брата. Двести лет я  служила ему считая оборотней виновниками в собственных бедах, ровно до тех самых пор, пока не вспомнила что это именно его приказ был. Я... - слезы, они словно стена встали перед глазами застилая обзор и не давая больше сказать и слова. Эвита, она рвалась на свободу, забирая у Тессы последнюю возможность говорить. - Нет, постой, Эви... - туман наступил неожиданно резко вырывая Тессу в бессознательность оставляя перед Ньюманом сидеть уже не ту наглую и расчетливую женщину, а сломанную, перепуганную до дрожи девушку, что словно впервые его увидела.  Дрожащими руками она потянулась к столу где лежал бокал и графин с водой но... увидев собственные руки Мартел застыла словно истукан. - Я... о нет, я вновь кого-то убила? Нет, пожалуйста, я не хотела, простите меня, простите, простите... - Дрожащими пальцами она обхватывает собственные плечи, и с остервенением пытается заставить собственное тело не дрожать. - Ччто она сделала? - Тихо говорит Эвита с нескрываемым ужасом рассматривая убранство незнакомого ей кабинета отмечая кровавые следы оставшиеся на двери, диване и подушках.

+1

6

Япония. Они прошли школу Японии. Уже помятый, в алых растушеванных полосах , белый платок медленно и методично оттирал засохшую в грубых узорах пальцев кровь. Другой менталитет. Тихо рассуждал в своих мыслях вампир, неотрывно и хмуро наблюдая за своими руками, восседая к новой знакомой боком. Дейв слышит брюнетку. Он ощущает её тонкий, нежный аромат пушистого пиона….аромат цветка Японии, что пропитал собой девушку. Он чувствует прерывистое, глубокое дыхание вампирши, что то и дело заседал в низах лёгких и медленной волной выходил со словами. Другой склад ума. Прицокнув языком, с тяжелым затаённым вздохом откидывая платок на стол, мужчина молча и медленно оборачивается к Тессе. Невольно даже как-то знающе усмехается, подняв взгляд к потолку. – Пытаться перейти из одних рук в другие, - опускает серо-зелёный прищур на новую знакомую, - плохо вяжется с понятием новая жизнь, - и задумчиво прожевав щеку с внутренней стороны, одобрительно цокнув, Дейв уже полностью туловищем оборачивается к вампирше, ближе придвигаясь к столу. Её рассказ о Люторе и том, как он вёл свои дела, Ньюман слушал молча. Лишь прищуром всматривался в почерневшее лицо девушки напротив, поражаясь таким выразительным, черным глазам. Мужчина не перебивал Тессу, осознавая с каким трудом ей даётся такое признание. Ведь тяжело и больно признаваться о насилие над собой. Особенно в том случае, когда ты привык считать себя сильным. – В мире не без паршивой овцы, - в итоге заключает британец, согласно кивнув головой и откинувшись спиной на спинку стула, но не убирая рук со стола и не переставая крутить в руках перьевую ручку. Натренировать армию в Японии. Надо отдать должное, это гениально. И Сломать подсознание девушки. Это тоже сильно.
- Ладно, я разберусь с этим Лютером, - согласно вздыхая, вампир откидывает ручку на стол, медленно вставая из-за стола, - Спасибо за информацию, - уже было улыбнувшись вампирше, подходя к ней и останавливаясь напротив, Ньюман улавливает запах слёз. Такой тонкий, солёный аромат эмоции. Чёрт. Выругавшись в мыслях, брюнет лишь с досадой ерошить пятерней волосы. Не любил он таких проявлений. Совсем. Оттого, что он попросту не знал, что делать в такой ситуации. Особенно с девушкой, которую он знает минут двадцать и до сих пор не может упустить из внимания её дерзкие отзывы о своей охране. – Ну не надо, эта паршивая овца не стоит таких горячих слёз, - искусственно усмехается британец, разводя руки в воздухе и пожимая плечами. Но вот того, что произошло затем он вовсе не ожидал.
До этого на него смотрела дерзкая, уверенная в себе брюнетка, что вовсе не боялась его и его силы. Сейчас своими большими, округленными от испуга глазами на вампира снизу верх смотрела напуганная, слабая Эвита. И не только на него. Она вообще осматривалась вокруг так, словно вообще впервые всё это видит. Остановившись на месте и зависнув на новой знакомой вопросительным, неотрывным взглядом на несколько секунд, пока шустрые шестеренки в голове Дейва складывались в одну картину, наконец резко разворачивается на пятках.
- Твою же.. – проглотив ругательство, Ньюман накрывает глаза ладонью, запрокинув голову назад и тяжело вздыхая. Вновь обернувшись на пятках, останавливаясь на месте в несколько сантиметров от брюнетки, вампир растерянно замыкает руки в замок на затылке. – И что мне с тобой делать? – сам у себя переспрашивает Дейв, машинально следуя взглядом за взглядом Эвиты, что сейчас испуганно и дрожащее осматривала обстановку и кровь вокруг.
- Нет, стой, - грубым, жестким голосом отзывает девушку, привлекая её внимание к себе, - Это я, - размыкая руки на затылке, невнятно крутит запястьем в воздухе. – Подожди, не истери, - вдруг громогласно, злобно и грубо перекрикивает брюнетку, заставляя её сознание подчиниться и испугаться его. В несколько шагов мужчина оказывается около двери, приоткрывая ту, - Принесите ещё свечей, теплой воды в тазике и полотенец, - не закрывая двери, в несколько шагов подходит к дивану, где лежал его пиджак. Осмотрев тот на наличие крови, удостоверившись, что он чистый, возвращается к девушке, накидывая на её плечи свою одежду. Ладонями в успокаивающей манере пару раз со спины гладит по плечам, поправляя пиджак, но на самом деле стараясь сконцентрировать расплывчатое из-за истерии внимание новой знакомой на себе.
- Ты воды хотела? – переспрашивает мужчина, обходя Эвиту кругом и возвращая на неё вопросительный взгляд. Прогремев хрустальным графином, протягивает брюнетке стакан с водой, попутно присаживаясь на корточки напортив новой знакомой, - Тебя как зовут? – уже более участливо интересуется вампир, вглядываясь снизу вверх, - Я Дейв Ньюман. И не волнуйся. Успокойся, - слабо в успокаивающей манере усмехнувшись уголком губ, оборачивается на звон медного таза. Выдохнув, встаёт на ноги. А затем, просто притянув стул к девушке, Дейв ставит таз с теплой водой напротив Эвиты. – Ты же была в Японии? – облокотившись копчиком о край стола, сложив руки у груди, тихо интересуется вампир, - Так вот, там есть цветок граната. А он красится. Это его цвет на твоих руках, - и указав пальцем в сторону Мартел, с легкой усмешкой замолкает. Виеру, ну хоть раз выбрал бы для себя что более попроще. Выдохнув с неким усталым возмущением на самого себя, склоняет голову, пальцами накрывая переносицу. В рыбаки бы хоть раз пошёл. Мог бы утопить одну барышню. Чёрт. Растерянно растирая пальцами глаза, молча и задумчиво прислушивался к всплеску воды.
А как тебя вторую зовут?- вновь сложив руки у груди и шмыгнув носом, резко интересуется Дейв, - И что можешь рассказать мне о Люторе?

+1

7

Тьма... она окружала ее со всех сторон, проникая вовнутрь, замораживая всё на своем пути, лишая воли и спокойствия, в то время как леденящий душу ужас преобразовывался в страшный, мерзкий по ощущениям, и пробирающий до костей смех. Словно все кошмары ночи ожили в один момент, и решили поизмываться над скрюченной в позе эмбриона девушкой. - Нет, оставьте меня, - тихий шепот звучит в ее голове, в то время как по щекам непрестанно текут горячие слезы. Она слабая, ничтожно уязвимая, и в то же время с неким стержнем воли, который невесть как все еще не был сломлен монстром, приходящим с наступлением ночи. Тоненькие ручки, перепачканные кровью путались в цепях, а длинные волосы цвета воронова крыла были столь грязными и пропитанными красной жижей, что казалось будто это вовсе и не девушка, а какой-то ссохшийся скелет. Вот, дверь открывается впуская в помещение тусклый свет, заставляя узницу невольно вжиматься всем телом в пропитанный ее же кровью пол,  тем не менее в следующую секунду ее уже подкидывают в воздухе точно пушинку вырывая из горла сдавленный стон. Цепи с противным скрежетом натягиваются, боль вновь разливается по всему телу, но из горла больше не идет и звука. Она не сдастся. Выживет, любой ценой, и отомстит ему, даже если на это уйдет вся оставшаяся жизнь...

Эвита ненавидела такие моменты больше всего на свете. Когда управление ее телом перехватывала та, жестокая и невероятно мстительная особа по имени Тесса. И тем не менее, каким-то чудом девушкам все же удавалось сосуществовать в мире и равенстве. По крайней мере пока. Общая цель все же может объединить даже такие разные личности в единое целое, если бы еще и эти самые личности вовремя успевали прикусывать язычок дабы не приносить эту тонну страданий второй своей "Я" было бы вообще замечательно. Но, как бы не так! Какого лешего она творит? - Возмущению шатенки не было предела в то время как Тесса медленно и непрерывно начала вспоминать всё то, что с ними творилось столько лет подряд заставляя Эвиту вновь переживать тот ужас, вырывая ее из тела словно нечто чужеродное и кидая в пучину ярости вперемешку с жаждой отмщения.

Кровь струившаяся по ее пальцам то и дело притягивала внимание шатенки, в то время как она с ужасом осматривала помещение в котором оказалась. Неужели Тесса таки добралась до того мужчины? - Жизненно важный вопрос не смеющий срываться с уст тихим шепотом проносится в ее голове. Она и впрямь подчинилась приказу Лютера? - Наверное девушка сейчас со стороны выглядела как полноценная истеричка но... почему-то говорить что либо в голос совершенно не хотелось, а вот отшатнуться, сбежать или спрятаться в первом попавшемся углу еще как!  Тем временем интонации и слова незнакомца совершенно точно заставляют девушку слиться со стулом в ожидании... чего именно она и сама не знала. Как же ей хотелось убежать отсюда. Спрятаться, зарыться куда подальше, да даже в землю лишь бы ее снова не били или насиловали. Резкая смена тона мужчины заставляет невольно вздрогнуть и еще сильней вжаться в кресло с непередаваемым испугом смотря прямо в глаза шатена. Тем временем волна отвращения и откровенного гнева окатывает Эвиту с головы до ног, а в уме ее же голосом звучит просто громогласное шипение Тессы. - Тряпка, возьми себя в руки, ты же воин как ни как! - Наверное это высказывание второй личности, или быть может и собственное желание Эвиты остановить истерику заставляет ту взять себя в руки, но... дальнейшие действия незнакомца немого вгоняют ее в ступор. Нежность? Осторожность? Мужчины умеют говорить мягко, без ломания костей или же вырезания каких-то иероглифов на теле? Или же это просто осторожность которую умелые дрессировщики используют для укрощения особо опасных зверей?

- А что вы собирались делать? - Все же тихий, дрожащий голос, совершенно не похожий на тот, которым она говорила ранее слышится в помещении. - Ввы? - Озираясь по сторонам девушка с отчаяньем надеется что все таки на сей раз хотя бы не убила никого. - А как же мои руки? - Да, гениальный вопрос, как будто она еще ни разу не видела кровь на собственных пальцах, ага, конечно, разбежалась! Тем временем деятельный мужчина развел такой масштаб действий что невольно начал разжигать в ней искру обиды, и некой злости. Она не слабая и беззащитная тряпка, она воин в конце концов, хоть и со сломанными крыльями но все же! - И что же успела вам рассказать Тесса? - Тихо говорит шатенка в то время как с остервенением пытается отмыть руки. Отвечать на предыдущие вопросы девушка не хочет. Во-первых это все ему и так известно, а во вторых, мужчина таки сумел вывести ее из состояния некой задумчивости и ступора в мир где правил расчет и жажда мести. - Не знаю что она творила но... приношу свои извинения за причиненные неудобства. Не думала что потеряю контроль столь внезапно. Наша встреча должна была состояться иначе. - Хоть голос и был в некой степени спокойным, все же ноток обиды скрыть не получилось. - К сожалению, или быть может наоборот, но я могу отличить сок граната от крови. - Домыв руки, девушка с вздохом поднимается дабы осмотреть собственное отражение в огромном зеркале. - И почему надо было выбрать именно мое любимое новое платье? - С грустью тихо шипит она, взирая на кровавые потеки там, где не так давно была невероятная вышивка. Некогда черное, элегантное платье сейчас напоминало ей просто несуразное шмотье. Местами порванное, забрызганное чужой кровью, и да, конечно же открытое декольте которое некоторая слишком любящая бои без правил особа, даже не додумалась закрыть на пуговки. Резкими движениями поправив непотребство придавая себе хоть какой-то приличный вид, девушка с невозмутимым выражением лица оборачивается к мужчине, и уже более спокойно нежели несколько минут назад представляется. - Позвольте представиться снова. Эвита Мартел, личная игрушка Мастера известного вам под именем Лютер. В данный момент по приказу учителя долженствующая сделать всё возможное и невозможное дабы вскружить вам голову. Да-да, некоторые считают что псих по типу меня может заставить вас думать не головой а тем что гхм... пониже пояса находится. - Спокойный тон шатенки совершенно не читается с той истерикой что была ранее, так как девушка с дикими усилиями над собой подавляет глупые порывы сбежать куда подальше или вновь скатиться в истерику. - Хорошо, и что бы вы хотели услышать? Я ведь могу многое поведать о нем, вопрос в том поможете ли вы мне или же оставите всё как есть сейчас? - Дерзко? Возможно, но иначе девушка не умеет общаться, тем более с мужчинами.

+1

8

Как не крути, но новая знакомая в обеих своих ипостасях была достаточно самоуверенна. И в первом случае, и во втором брюнетка не задумываясь о последствиях пыталась без должного уважения откликаться на вопросы Дейва. Кажется, она попросту не знала кто перед ней. А сейчас так спокойно отирала руки от крови. И настолько изменчивое настроение, что британец напросто не успевал уловить необходимую черту поведения.
Всё также упираясь о край столешницы рабочего стола, скрестив руки у груди, Ньюман молча проследил за Эвитой, что сейчас встала и прошла к зеркалу. Там было какое-то возмущение про платье, отчего брюнет неосознанно скользнул серо-зеленым прищуром по черному драпированному атласу снизу вверх. Скорей для того, чтобы понять причину такого недовольства. Но он не находит для себя ничего примечательного. А затем, приподняв брови, отворачивается. Да, Ньюману была неинтересна новая знакомая. Она пока смогла лишь перебить его вампиров и сообщить о каком-то там Люторе, которого ненавидела так сильно, что пошла на сговор с мало знакомым, но явно популярным своей жестокостью и черствостью Дейвом. Отчаянно. Даже где-то безрассудно и совершенно необоснованно.
- Соблазнить меня? – на слова о том, что Мартел была послана для попытки соблазнения, лишь сухо рассмеялся грудью, с неким вопросительным жестом указывая на себя пальцем, - Тогда твой Лютер глупее среднестатистической овцы, чьи умственные способности равны результату, помноженному на ноль, - и фыркнув пренебрежительным смешком, наконец, отталкивается от столешницы, - Не думал, что всё так банально и обыденно. А какие он подавал надежды. - даже с неким печальным вздохом разочарования заключает свою мысль британец.
Сколько себя помнил Ньюман, то он никогда не позволял себя соблазнить. Так, разрешал потешить его собственное самолюбие и эго, но никак не соблазнить. И всё равно в итоге, даже подарив забавы ради какой-нибудь барышне надежду и розовую мечту, топтал её сокрушительно и крайне жестоко, уничтожая бывшую игрушку физически и морально. Как, в принципе, он имел привычку уничтожать всё, что рано или поздно ему надоедало либо же мешало. Вокруг лишь пешки. Даже он сам чья-то пешка. И множество путей для осуществления амбициозных игр.
Вновь с боку окинув девушку коротким, колючим прищуром, выдохнув, Дейв отодвигает стул с тазом воды и кинутым в него поалевшим полотенцем. Не любил он бардака. Но особенно не любил своего жалостливого или же сочувственного проявления, о чем сейчас так яро напоминала темная вода.
На дерзкое предложение брюнетки, британец лишь отвечает взглядом исподлобья. Она пришла к нему, перебила его вампиров, и ещё пытается ставить условия? Явно в Эвите отсутствовал инстинкт самосохранения. А Ньюману было слишком скучно, чтобы на это реагировать в своей извечной манере. Втянув удрученно и с некой попыткой набраться терпения в легкие воздуха, выдыхает отвернувшись. На одной из спинок стула снимает свой черный жакет, что он снял до этого, дабы проучить шпиона. С манерной медлительностью пропускает сквозь пальцы пуговицы, в демонстративной тишине и игнорирование застёгивая жакет. – В тебе явно отсутствует всякое чувство самосохранения, если ты пытаешься ставить условия одному из первых вампиров, что был создан первым после древних, - и слабо усмехнувшись кривой ухмылкой уголком губ в бок, поворачиваясь, поднимает холодный, сощуренный серый взгляд на девушку, расслаблено и как-то скучающе пряча руки в карманы брюк. – Ты приходишь ко мне, - указывает на себя пальцем, - бесцеремонно калечишь моих вампиров, которые зацепили твою хрупкую, ранимую  душеньку, что, естественно смешно для данной ситуации и твоей личности, - тянет с нескрываемым сарказмом, уже отворачиваясь от брюнетки и обходя стол кругом, - обвиняешь меня в том, что они выполняли свою работу, - Дейв садиться в своё рабочее кресло, - кидаешь к моим ногам шпиона…рассказываешь мне какую-то историю за жестокого Лютера, - гримасничая, не скрывая своей тихой, спокойной иронии, наконец британец указывает рукой на стул напротив стола, чтобы Мартел села, - и считаешь, что я являюсь благородным рыцарем, чтобы спасти даму из беды? Ты его игрушка. Он тебя создал и заточил под себя. Я сам так часто делал, но в отличие от него мне хватало смекалки, чтобы свои же игрушки сжигать в кострах чугунной печки, что находится у меня этажом ниже, - да, грубо. Но девушка сама хотела этой правды. Возможно, она предполагала, что Ньюман испугается Тессы, что машина для убийств, но британец был слишком отчаянным, чтобы вообще чего-то опасаться. Он прошёл войну. Он все десять лет сталкивался с клыками древних. Неужели, кто-то думает, что есть вещи хуже возможности получить волчий яд в кровь? Он с самого своего рождения постоянно играл в салочки со смертью и риском.
- Будь я менее терпеливым и не страдай такой скукой, то, должен тебе признаться, ты бы не переступила у меня порог моего кабинета, а сейчас золушкой оттирала ту кровь, что в связи со своим вспыльчивым характером имела неосторожность оставить после себя, - всё время Ньюман говорил тихо и предельно спокойно, сотрясая воздух хриплой вибрацией больного горла. Изредка позволял себе взмахнуть в ироничном жесте в воздухе кистью либо же рукой. – Так вот, и теперь ставишь мне условия, предполагая, что я вообще беру хоть в мало-мальский расчет какого-то там мальчишку, что ощутил силу и власть своей расы лишь из-за того, что не натыкался ещё на более старших, сильных и куда более дальновидных, способных посоревноваться с ним за медаль более непредсказуемого? - меряться с каким-то там Лютером своими возможностями явно не интересовало вампира. Он и так знал, что в любом случае обыграет этого глупца, возомнившего, что Дейв купится на красивое личико Эвиты и её точенную фигурку. Ну уж нет. Слишком банальный и предсказуемый ход. Но и красным крестом Ньюман не являлся, дабы кинуться спасать даму, что оказалась игрушкой в руках мальчика. Ох, сколько таких игрушек в своих руках держал сам британец. Но он был куда более дальновидным, уничтожая свою возможную головную боль в будущем. Кроме одной. Кроме той головной боли, что он сам когда-то создал от скуки и необычной красоты девушки среди однотипно-горячих и жгуче-черных итальянок.   
- Но ладно, я могу это всё опустить из внимания, - несильно хлопнув ладонями по столу, волнуя пламя свечей, откинувшись на спинку стула, принимает расслабленную и слегка вальяжную позу, - лишь по причине того, что мне скучно и где-то даже удивила такая дерзость в мой адрес, но с чего ты взяла, что я сделаю это бесплатно? – достав из ящика стола яблоко и маленький ножик, отворачиваясь от Мартел, с большим интересом начинает чистить яблоко и разрезать его на дольки. – Может, моим условием будет то, что ты должна будешь работать на меня? – остановившись в разрезание фрукта, лишь слегка повернув голову к Эвите, окидывает её серьезным, строгим взглядом, что не терпел никаких возражений, - А вдруг я ещё хуже, чем твой мастер? – и так тихий голос сходит до предупреждающего шепота. И растянув губы в хищной улыбке, довольно закидывает в рот дольку яблока, принимаясь её жевать. - Ну что, я похож на того, кто купился бы на эту глупую игру с соблазнением?

0


Вы здесь » Funditus: Price of the soul » Омут Памяти » И во мне, сама знаешь, просыпается демон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC